?

Log in

No account? Create an account
Времена и эпохи. Древний Рим. - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Времена и эпохи. Древний Рим. [Jun. 12th, 2015|09:04 pm]
olnigami
[Tags|]

В прошлые выходные удалось кое-как добраться всё-таки до реконструкторского мероприятия «Времена и эпохи» в Коломенском. В этом году досужей публике демонстрировались Древний Рим и некоторые сопредельные ему территории и племена, на этих территориях проживающие, разные там кельты-германцы и всё такое. Заодно сюда же немного попали древние греки и древние иудеи, а вот Египта периода эллинизма и римского завоевания я не видел, хотя период ведь был интереснейший. Впрочем, может быть, от Египта что-нибудь и было, просто я не нашёл.

Выглядело всё это довольно живописно и сумбурно. Тут Минотавр бродит по лабиринту, там легионеры арестовывают сикариев, с арены доносится громкое распевное чтение Аристофана, кузнец что-то куёт, ткачиха что-то ткёт, гончар что-то… гончарит и так далее. На ровной поляне метают копья в мишень, вдоль палаток бродят бородатые татуированные мужики в шкурах, повсюду бегают взбудораженные дети, размахивая деревянными мечами, секирами, луками и прочим древним вооружением. И толпы, толпы, толпы зрителей. Все сколь-нибудь интересные место окружены в два-три плотно стоящих ряда, и каждый третий с фотоаппаратом. Причём ведь ещё и каждый пытается выбрать особо креативный ракурс. Типа съёмки летящего копья со стороны мишени или сбивания мечом плюмажа с легионерского шлема. Как при этом участники всех этих действий игнорируют любопытных и удерживаются от того, чтобы засветить кому-нибудь по объективу своим оружием, не знаю. Железные нервы у людей, ну либо большой опыт подобного внимания.

Сильно разочаровала меня площадка Древней Иудеи. Пара небольших палаток и несколько человек в типично античных одеяниях. Блёкло как-то. Я-то ожидал, что там возведут макет Второго Храма, а вокруг него ходят священники с наперсниками на голых торсах, как в старой версии «Иисус Христос – суперзвезда», и поют хором «Мастдай, мастдай», а в конце фестиваля Храм сжигают подлые римляне и остаётся лишь одна стена… Но, увы, мои надежды не сбылись.

Зато римляне выглядели очень-очень круто. Они воздвигли огромный лагерь, окружили его рвом, построили несколько дозорных башен (правда, хлипковатых на вид), поставили палатки в лагере, как и положено, строгими рядами, в отличие от всяких там галло-германцев. Опять же, все легионеры в начищенных доспехах, несмотря на жару, и не бродят вольно туда-сюда, а строго стоят на стенах в ожидании приказа. У тех, кто не в дозоре, щиты и доспехи расставлены вдоль палаток строго по линейке. Короче, сразу понятно, почему именно римляне завоевали все земли, до которых смогли дотянуться. Потому что «порядок на рабочем месте = порядок в голове», как говорил один из моих коллег по работе.

На разных площадках проводили культурные развлечения, список их, правда, не радовал разнообразием. Битва. Жертвоприношение. Свадьба. Триумф. Суд и казнь (вариант «суди и оправдание» программой не предусмотрен, что, впрочем, понятно, народ ждёт зрелищ). На «Марсовом поле» обещали показать восстание Боудикки. Не знаю, почему из всей богатой событиями римской истории выбрали именно этот эпизод, не самый известный, наверное, потому что когда у тебя под рукой есть куча праздношатающихся кельтов, надо их приставить к какому-нибудь общественно полезному делу.

Но вот если у меня было бы под началом столько любителей исторической реконструкции… и целый парк… с речкой, прошу заметить! А речку в этот раз не использовали совсем, хотя в каком-то, помнится, году на воду таки запустили ладью, с которой потом десантировались то ли викинги, то ли норманны, то ли конкистадоры (всё смешалось в моей бедной голове, и я уже не отличаю сокола от цапли, ни при каком ветре). Так вот! Начал бы я, конечно, с моей любимой истории о переговорах Нумы Помпилия с Юпитером по поводу жертвоприношений. Чудесный, как ныне принято выражаться, кейс, показывающий молодёжи как надо вести переговоры и добиваться своего, особенно в ситуации, когда оппонент способен в любой момент оглушить громом, а то и вовсе зажарить молнией. Да, конечно, при этой беседе присутствовал бы английский джентльмен в соответствующем костюме и на каждый обмен фразами кивал бы и говорил наставительно: «Вот! Именно это я и говорил!». По окончании же перфоманса джентльмен изложил бы собравшимся зрителям основные тезисы «Золотой ветви». Коротенько, минут за сорок.

Обязательно должно быть похищение сабинянок, куда же без него. История Тарквиния и Лукреции, пожалуй, тоже, дабы привнести в историческую реконструкцию немного романтической трагичности. Но надо, конечно, объяснить аудитории, что тот Брут, который тогда, это не тот Брут, который потом, а с другой стороны, кому какая разница…

Ещё у меня обязательно всё время фестиваля на вершине горы пылал бы город. Небольшой. Так, макет. Сначала он изображал бы Карфаген, а рядом стоял бы Сципион, смотрел на пламя, читал стихи о Трое и думал о Риме. Потом горящий город изображал бы Иерусалим. И рядом стояли бы двое, и один из них – пожилой, краснолицый и кряжистый – говорил бы другому – высокому, молодому и щеголеватому – указывая на длинный ряд синих кабинок вдоль арены: «Запомни, сынок, деньги не пахнут». А потом, конечно, город стал бы Римом, и возле него радостно прыгал мужик в дурацкой маске, тренькал на лире и фальшиво декламировал бы что-нибудь о Трое (в целях экономии можно использовать того же участника, что изначально изображал Сципиона), а потом драматично кричал: «Какой артист умирает!». Когда же город догорит окончательно, должны прискакать кочевники и разбить шатёр прямо на пепелище. Вот так она и проходит глориюшка наша, мундюшка.

Кстати, на арене ставили бы, конечно, не унылого Аристофана, а Камю, пьесу о дерзком римском пацанчике по прозвищу Сапожок. Любимец народа и армии, человек широкой души (кто бы сузил?), бесконечно креативный, то ли косящий под психа, то ли действительно сумасшедший. Как в моём любимом диалоге:
- Ты думаешь, что я сумасшедший.
- Ты же знаешь, я никогда не думаю. Для этого я слишком умен.

А в финале юный и быстрый Сапожок вырвался бы с арены и помчался по всем фестивалю, убегая от пожилых, тяжёлых, увешанных украшениями сенаторов. Он забегал бы то в Древнюю Иудею, то в палатки галлов и германцев и кричал оттуда:
- Я ещё жив, господа! Я ещё жив!
И заливался бы издевательским смехом.

А в этом время на речке шла бы полным ходом реконструкция битвы при Акции, вернее, той её части, когда египетская царица решила, что хватит с неё военно-морских приключений и решительно повернула корабли домой. И вот она, значит, плывёт по Москва-реке, а за ней Марк Антоний – кудрявый до невозможности (он ведь, не знаю, замечал кто или нет, на Немцова был похож) – и кричит в мегафон: «Вернись, Клёпа, я всё прощу!».

Восстание Спартака тоже никак нельзя обойти молчанием. Я бы, правда, немного по-другому акценты расставил. Как в том старом анекдоте про ворошиловского стрелка: «попал-то ведь Дантес, а памятник почему-то Пушкину поставили». Мне вот кажется исторически несправедливым то, что победил Марк Красс, а балет в честь Спартака назвали. И футбольную команду. И Мишулина. Считаю, что трагическая судьба Красса заслуживает большего, и просто необходимо хотя бы на исторической реконструкции о ней рассказать. Тем более, раз уж есть арена, на которой идёт представление, так что можно поставить даже и финальный акт истории незадачливого полководца. Получится такой спектакль в спектакле в спектакле, как в «Розенкранц и Гильдестерн мертвы», когда Клавдий смотрит сцену из «Гамлета», где показывают «Убийство Гонзаго».

Сцену с восстанием Боудикки я бы оставил, как наглядную иллюстрацию зверств римской военщины, но только вот дописал королеве предысторию. В моём варианте она была бы римлянкой, весталкой, которую закопали живьём в землю за нарушение обета девственности. Но она, прям как Ума Турман в известном фильме, не сдалась, а самовыкопалась и убежала в Британию, где благополучно родила тех самых дочерей. Ну и понятно, сразу начала активную подготовку к сражению с римлянами. В таком варианте Тёмная империя становится ещё более зловещей, а мстительность Боудикки более обоснованной.
В общем, теперь, я думаю, понятно, что если мне дадут устроить одну военно-историческую реконструкцию, мне никогда не дадут устроить вторую.
linkReply