?

Log in

No account? Create an account
Герберт Уэллс как религиозный писатель или Ковчег плывет уже год и три недели - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Герберт Уэллс как религиозный писатель или Ковчег плывет уже год и три недели [Jun. 25th, 2015|07:38 pm]
olnigami
[Tags|, ]

В книге Владимира Гопмана «Золотая пыль» неожиданно наткнулся в разделе, посвящённом Уэллсу, на перечень его (Уэллса) религиозно-философских произведений. Оказывается, классик научной фантастики и в этой сфере себя проявил. Написал целых четыре романа: «Бог – невидимый король», «Душа епископа», «Джоан и Питер», «Негасимый огонь», и содержание у них весьма интересное (по крайней мере, в изложении Гопмана, не исключаю, что в оригинале все они гораздо скучнее).

В «Душе епископа» главный герой – епископ, как понятно из названия – начинает сомневаться в организованной религии, проповедует доктрину всеобщего братства и идею построения Царства Божьего на Земле. А потом… «Скроул обращается к врачам, и один из них, доктор Дейл, прописывает некий препарат, который расширяет сознание героя, представление об этом новом боге (препарат аналогичен ЛСД). В этом состоянии героя посещают три видения, помогающие ему понять мир людей». Да это ж прям Филип Дик какой-то!

В романе «Джоан и Питер» главный герой вопрошает Бога о том, почему на Земле творится столько зла. А Бог тому устало отвечает, что люди уже не маленькие, пора им взрослеть, и если им так не нравится, что вокруг столько страданий, то надо оставить детские суеверия и взять судьбу в свои руки. Не сверхъестественные силы спасут человечество, а сотрудничество, освобождённый труд и особенно образование! Всё-таки не зря Уэллс ездил в СССР и беседовал с самим Лениным! Учиться, учиться и учиться…

А в романе «Негасимый огонь» сатана предлагает Богу повторить давний эксперимент с Иовом, и Бог соглашается. В качестве нового Иова выбран, естественно, англичанин, почему-то школьный учитель, на которого падают все беды. Гибнет на войне сын, сгорает дом, у него отбирают работу, а сам он лежит в больнице и ждёт операции. И тут, понятно, к нему в палату приходят четверо друзей и начинается бесконечный разговор о справедливости и воздаянии, судьбах человечества и так далее.

Ну а самое весёлое Уэллс приберёг для одной из своих последних книг «С якоря снимаемся, курс – Арарат». Современному английскому писателю является Господь и сообщает, что решил снова устроить потоп, а писателя выбрал новым Ноем и тот теперь должен решить, кого взять с собой в ковчег. Ну а потом в повести начинается откровенный треш:

«Выясняется, что в трюме был найден безбилетный пассажир, названный Ионой[…] Иону выбросили за борт, и его проглотил кит. И тут же изрыгнул Иону с отвращением. Иону подняли на борт, где он начал жаловаться на скудость пайка и попытался подстрелить альбатроса[…], благодаря чему ковчег попадает в зону штиля. Иону опять сбрасывают за борт. Он пытается вернуться спустя некоторое время, держа в руках оливковую ветвь весьма подозрительного вида. Его выбрасывают в море последний раз, и Ной стреляет в него. Но Иона и мертвый, раздувшийся, испускающий зловоние, продолжал плавать вокруг ковчега.

Ковчег плывет уже год и три недели. Вовремя ночной вахты Ной стоит за рулем, беседуя с Господом о самых разных вещах. То об Ионе (как-то надо решить эту проблему), то о вороне, который недавно объявился около ковчега, поклевал труп Ионы, потом опустился на мачту, стал чистить клюв и разговаривать сам с собой. «Что он сказал?» - спрашивает Господь. «Nevermore, - отвечает Ной […], - о чем еще ворону говорить».

И всю эту прелесть написал не какой-нибудь Кристофер Мур, а суровый социальный реалист, классик и мыслитель. Вот что с человеком жизнь делает.

Кстати, по данным фантлаба все религиозные романа Уэллса издавались в России, хотя в интернете, понятно, этих текстов нет и вряд ли когда-нибудь будут. Причем издавались уже в новые времена, а в позднесоветские годы о том, что Уэллс обращался к религиозной тематике, похоже, старались не вспоминать. «Джоана и Питер» издали в 1925 году, а затем в 2003, что по-своему символично. Повесть про новый потоп, Иону, цитирующего Колриджа, и ворона, цитирующего По, на русский, похоже, даже и не переводили; на фантлабе её вообще в списке работ Уэллса нет.

Впрочем, по нынешним временам публикация религиозных романов Уэллса тоже дело сомнительное, вполне могут усмотреть в них глумление над традиционными ценностями. Забавно, кстати, как возвращается позднесоветская цензурная практика, хотя и с диаметрально противоположной мотивацией. Но идея-то остаётся той же самой: не дать читателю возможности увидеть иную точку зрения, не совпадающую с магистральной. Хотя в отношении Уэллса это достаточно логично: в большей части своих произведений – художественных и публицистических - он ни с какими магистральными идеями не совпадал. Хорошо ещё хоть, что у него хватало вещей с приключенческим сюжетом, и он смог хотя бы попасть в список литературы для детей и юношества. И это не так обидно, как звучит, если вспомнить сколько выдающихся отечественных писателей и поэтов нашли себе убежище в этом списке.

Жаль только, что я не прочитал статью об Уэллсе, когда готовился к радиопередаче о нём, хотя не уверен, что стоило бы зачитывать вышеприведённый отрывок с Ноем, Ионой и вороном в эфире радио «Новая жизнь».
linkReply