?

Log in

No account? Create an account
Премия «Новые горизонты», ч. 1 - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Премия «Новые горизонты», ч. 1 [Aug. 20th, 2015|12:56 am]
olnigami
[Tags|]

Тут у нас литературная премия «Новые Горизонты» (в области фантастической литературы) подводит свои итоги, и я, с некоторым опозданием, выскажусь относительно представленных в ней произведений. По крайней мере, по тем, которые выложены в открытый доступ, а выложены не все: роман «Алхимистика Кости Жихарева» Михаила Успенского представлен лишь отрывком на литрес.ру, хотя и довольно объёмным, роман «Красные цепи» Константина Образцова не представлен вообще никак и нигде (нет его, кстати, и на Литресе, и даже на Озоне/Лабиринте бумажная книга отсутствует, такой вот во всех отношениях загадочный текст). Итак, поехали.

Василий Щепетнёв «В ожидании Красной Армии».

В чём стоит воздать должное этой повести, так это в умелом нагнетании атмосферы загадочности. Начинается повесть с того, что главный герой, врач по профессии, по каким-то не очень понятным причинам вынужден переехать на работу в далёкое глухое село, где царят мрак, уныние и, конечно же, грязь (непременный атрибут российской провинции). Обвыкшись на новом месте, герой начинает подмечать и в без того не приглядной окружающей действительности разные подозрительные и пугающие явления. Когда-то возле села располагался полигон, где испытывали что-то сильно секретное, и местные мальчишки там постоянно копаются с риском принести домой что-нибудь очень неожиданное и неприятное. В лесах бродят жуткие собаковолки, выведенные каким-то местным «мичуринцем» и сбежавшие от него. Внезапно оказывается, что у всех приходивших на приём к герою местных жителей температура тела не превышает тридцати пяти градусов, а кое у кого и вовсе держится на тридцати трёх. Местный учитель, единственный в этих местах человек, способный к осмысленному общению, темнит и намекает на какие-то местные загадки.

Герой, впрочем, воспринимает всё это с удивительным легкомыслием и отстранённостью. Он куда больше занят собственными мыслями и переживаниями, обильно приправленными изящными цитатами и аллюзиями, показывающими высокую интеллектуальность героя, и такое отношение, надо признать, несколько раздражает. Так и хочется сказать: «герой! тут кругом сплошные загадки и тайны! не смотри на них, как будто тебе всё равно! ты же герой! сделай уже хоть что-нибудь, герой!». Да, и всё это повествование ещё и перебивается каким-то короткими историйками, которые, как можно догадаться, происходили вокруг села в советские времена. Истории тоже очень загадочные, вернее, намекающие на некую страшную тайну, которая вот-вот раскроется и поразит читателя.

Но ближе к финалу действие всё-таки разворачивается, а загадки наконец-то разгадываются, и, честное слово, может, лучше бы такому действию и не начинаться вовсе, а тихо утонуть в сельской грязи, а загадки так бы и оставили читателя в недоумении. Но не, сюжет банальнейшим образом съезжает на появление могущественного артефакта, оставшегося от советских времён. За артефактом, конечно же, охотятся злые шпионы, а доблестные отечественные спецслужбы как водится пресекают козни и разруливают ситуацию (выступая в таком осовремененном варианте deus ex machine).

Беда этого сюжетного поворота в том, что могучие артефакты (неважно, созданные ли наукой, подаренные инопланетянами или добытые ещё каким-то образом) и соперничающие спецслужбы погибли вместе с породившей эту коллизию советской культурой, и предпринимаемые современными российскими фантастами попытки возродить этот сюжет изрядно отдают некромантией. В советской культуре шпионофобия входила в более широкий контекст противостояния двух систем и поддерживалась всей общественной средой, а центральный артефакт, вокруг которого крутилось действие, обеспечивал победу (или хотя бы серьёзное превосходство) одной из сторон. В наше время общественная среда занята проблемами выживания, а до шпионов, артефактов и прочих загадок никому дела нет, что очень точно показано и в самой повести: местные крестьяне равнодушно ко всему творящемуся вокруг, а герою не удаётся даже мобилизовать их на поиски пропавшего учителя (пропал, значит, жаль, да ничего, начальство нового пришлёт). Нет даже намёка на то, что спецслужбы собираются делать с этим самым артефактом, да и потом, чтобы они с ним ни делали, для крестьян точно ничего не изменится. Да и для главного героя тоже (хотя в конце он вроде как решает переосмыслить свою жизнь и выбраться из деревни, но выглядит это решение крайне неубедительно).

Так что, увы, в унылом болоте сельской жизни попытки обратиться к опыту былых конфликтов оказываются неуместными и художественно провальными. Вытягивание артефактов советской эпохи в наше время ничего не дают, эти артефакты просто не сочетаются с самой тканью современности, по крайней мере, в том виде, в каком её выткал Щепетнёв. Хоть жди, хоть не жди, а Красная армия не придёт. А если и придёт, то в виде армии мертвецов.

Павел Амнуэль. «Вселенные: ступени бесконечностей»

В предисловии автор предупреждает читателей, что эта книга не художественная, а научно-популярная. Мало того, издана она в 2057 году и рассказывает о столетней истории науки эвереттики (физике, изучающей эвереттовское многомирие). По такому вот своеборазно оформленному прогнозу автора эвереттовским идеям в будущем суждено стать мейнстримом, обзавестись подробным математическим аппаратом и даже осуществить ряд экспериментов, доказывающие истинность концепции бесконечного множества квантовых вселенных (вернее говоря, бесконечного множества бесконечных множеств различных классов таких вселенных… впрочем, не буду пересказывать идеи, изложенные в книге, боюсь, что перевру, к тому же я далеко не всегда понимал, какие из них являются строго доказанными, а какие пока ещё остаются в состоянии смелых, если не сказать безумных, гипотез).

В качестве «исторических» примеров действия многомирной теории в тексте (я, кстати говоря, затрудняюсь с определением жанра «Ступеней бесконечностей»; на сайте премии текст обозначен как монография, хотя правильнее было бы псевдомонография… в кинематографе в подобных случаях используют термин «мокьюментари», в общем, можно считать, что это литературное мокьюментари) приводятся ссылки на целый ряд ранее изданных текстов Павла Амнуэля (художественных, подчеркну, текстов – рассказов и повестей), в которых сюжет строился на том или ином проявлении эффектов многомирия. Таким образом, текст «Ступеней бесконечности» даёт подробное научное обоснование предыдущим произведениям и, кроме того, объединяет их в один большой цикл, то есть выступает в роли своего рода замкового камня, венчающего и укрепляющего собой творчество Амнуэля, или, говоря языком данного текста, оказывается «склейкой», объединяющей несколько миров.

Я рад, что Амнуэль создал свой opus magnum и свёл его в единую систему, тем более, что он один из немногих писателей, продолжающих в российской литературе традицию твёрдой научной фантастики, то есть такой фантастики, в которой строгой, настоящей науки больше, чем выдумки. Но ровно настолько же, насколько я рад за Амнуэля, я не радовался за себя, когда читал этот текст. Признаюсь честно, очень тяжело продираться через страницы и страницы научных рассуждений, гипотез и описаний, особенно когда не понимаешь, что в этих рассуждениях строго доказано, а что – лишь полёт фантазии. Хотя интересно, конечно, насколько далеко можно зайти, развивая идею Эверетта о квантовых мирах, и к каким, зачастую неожиданным, последствиям она приводит (или может привести), но, увы, для развития интереса отчаянно не хватает художественности, текст чересчур сух и скучен, а добавленные отрывки из художественных текстов в этом мало помогают.

Впрочем, стоит заметить, что Амнуэлю в рассуждениях о влиянии концепции многомирия на общество демонстрирует одно важно обстоятельство. Концепция Эверетта – одна из самых жутких и пессимистичных в истории науки, да и вообще всей человеческой культуры (в одном из первых рассказов на эту тему - к сожалению, не помню ни автора, ни названия - герой, до конца прочувствовавший и проникшийся идеей бесконечно ветвящихся миров, в финале стреляется… лишь в одном из возникших вероятностных миров, конечно), но Амнуэль показывает, как человек может и к такой, казалось бы, абсолютно беспросветной идее привыкнуть, мало того, со временем разобраться в том, как многомирие работает и научиться использовать его для своих целей. Так что, пожалуй, можно счесть «Ступени бесконечностей» своего рода гимном человеческой гибкости и приспособляемости. Славьте, славьте человека, ибо он – не таракан, он даже к эвереттовскому мультиверсу привыкнуть может.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: elven_gypsy
2015-08-20 11:30 am (UTC)
А почему пессимистичная?
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2015-08-23 07:56 pm (UTC)
Этические аспекты эвереттики - большая и сложная тема. Мне очень мрачной кажется мысль о том, что наши поступки определяются не свободой воли, а вероятностями. Это и ответственность частично с человека снимает, делая его жертвой неумолимых законов статистики. у Амнуэля есть рассуждения на эту тему, хотя больше оптимистические, он вообще о негативных сторонах эвереттики как-то не очень распространяется.
И ещё масштабность всех этих бесконечных бесконечностей пугает. Тут от одной-то Вселенной дрожь пробирает, а если их бесконечно бесконечное количество, тут уж вовсе с ума можно сойти.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: elven_gypsy
2015-08-24 02:06 am (UTC)
А, поняла. Про свободу воли поняла.

А масштаб не пугает. Бесконечность так бесконечность.
(Reply) (Parent) (Thread)