?

Log in

No account? Create an account
Прогулка в парке - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Прогулка в парке [Oct. 14th, 2015|07:57 pm]
olnigami
[Tags|]

Несколько фотографий с сентябрьской прогулки в Тимирязевском парке. Не помню точную дату, помню, что в тот день Кольта.ру устраивала фестиваль в память девяностых годов, что потом вызвало короткое, но крайне энергичное кипение эмоций в соцсетях. А я, прям как в старой хорошей песни, на фестиваль не поехал, я купил мотыля и пошёл на реку… нет, никакого мотыля я не покупал, я вообще не знаю, что это за мотыль такой и для каких целей он используется во время рыбалки, я просто пошёл в парк.

Погода в тот день отличалась удивительной промежуточностью. Не холодно, но и не жарко, на небе тучи, но иногда они расходились и выглядывало солнце. Листья на деревьях только-только начали желтеть и потихоньку падать на землю, намечая тот лиственный ковер, который её вскоре укроет, чтобы потом уйти до весны под снег. И даже когда закапал дождь, и он оказался каким-то промежуточным – мелким и слабым, а под деревьями и вовсе неощутимым. Такое странное ощущение, когда слышен звук дождя, но почти нет капель.



Возле пруда немногочисленные шашлыкоманы, надо полагать, последние в этом году, кучковались вокруг мангалов. Интересно, я раньше не замечал, а в этот раз почему-то бросилось в глаза (и в нос тоже): каждая вторая компания помимо мангала экипирована ещё и кальяном. Так и сидят под берёзками, шашлык в одной руке, трубка от кальяна (или как это правильно называется) в другой. В воздухе витает смесь ароматов жареного мяса, табачной смеси, лёгкий, почти незаметный запах прелой листвы, а со стороны автомобильной дороги, где всё лето шёл ремонт, тянет свжеположенным асфальтом. Вдыхаешь полной грудью эту смесь, и прям такая накатывает истома, такое дивное неземное состояние. А тут ещё тилинь-тилинь-бом – покатился по пруду колокольный звон с церкви Георгия Победоносца. И в моей душе, такой усталой, циничной и загрубелой сами собой созрели строчки:

Эх, Русь моя!
Шашлык, кальян, берёзки.
И колокольный звон
Над тихою водой.


Больше, увы, ничего не сочинилось, но с другой стороны, и этого достаточно. Будем считать, что я последовал мастерам дальневосточной поэзии, что запечатлевали поражавшие их моменты просветления в три-пять строк, не больше.

Потом я подошёл к самому краю пруда, привлечённый каким-то смутным суетливым движением воды. Оказалось, что на мелководье роится какое-то чудовищное количество мелкой рыбёшки. Уж не знаю, что их привлекло, то ли надвигающийся дождь, то ли колокольный звон, то ли запах кальяна, но крутились они безостановочно и ловко, как восточные дервиши. Я никогда раньше не думал, что в Садовых прудах водится столько рыбы, и недоумевал, что же ловят здесь многочисленные зимние надпрорубные рыбаки. А тут впервые понял, что мелкой рыбы тут просто тонны и даже килотонны, а раз есть мелкая рыба, значит, по законам биоценоза, должна быть и крупная, ну а над ней соответственно главный хищник всея Земли – Homo Sapiens собственной персоной. В тулупе, с удочкой и пешнёй (вот откуда, откуда, из каких глубин вылезла эта самая «пешня», я же никогда не занимался зимней ловлей, я вообще в рыбалке ничего не понимаю, вот тут-то поневоле поверишь в какую-нибудь там ноосферу или тому подобное).



Прошёл по тропе вдоль пруда, рассматривая отражение деревьев в воде и размышляя о смене времён года, каковые мысли, разумеется, плавно перешли на Grand Retour (когда ещё об этом размышлять, как не осенью). Удивительное совпадение, но когда я углубился в парк, услышал как энергичная компания молодых людей поёт под гитару битловское Back in USSR, вот ведь как бывает.

В прошлом (или позапрошлом, не помню точно) году дорожки в Тимирязевском парке засыпали опилками, чтобы выровнять поверхность, убрать лужи и колеи от машин. Тогда, помнится, почти всё лето в парке стоял запах распиленного дерева, как в столярной мастерской. Сейчас опилки уже почти слились с землёй, и не всегда можно понять, где они лежали. Я тогда ещё подумал, что вот так же и наша память. События, остро переживаемые в момент их происшествия, уходят в «землю», становятся частью памяти вообще, и не всегда уже можно отделить одно воспоминание от другого, слои перемешиваются, и сам уже порой не можешь сказать, к какому времени относится это воспоминание, было ли оно на самом деле или, может, вовсе приснилось.

И ведь то же самое происходит не только с личной, но и с коллективной памятью. Вот взять те же 90-е, о которых так шумели после пикника Кольты.ру и забыли уже через неделю. Двадцать прошедших с той эпохи лет (если считать от середины до середины) – это ведь примерно половина срока смены поколений. То есть сейчас как раз наступает тот самый момент, когда 90-е уходит из, условно говоря, оперативной коллективной памяти в более глубокий слой, смешиваются с прошлым, растворяются, обретают иной статус. И длится этот процесс будет следующие двадцать лет, а по окончании его начнётся переход в ещё более древний слой, куда-то уже в сторону легенд. Кольта.ру удачно поймала этот переходный момент, этот слом, когда оно как вот это лето, вроде бы ещё в полноте сил, на пике мощи, но край уже рядом, процесс перехода уже начался, хотя пока заметны только его первые признаки.



Прошёлся по главной аллее, потом свернул к тропе юнната, постоял возле могилы профессора Турского. Кстати, если кому интересны прогулки по паркам, советую в Тимирязевском именно тропу юннатов. Она хорошо оформлена, обычно достаточно безлюдна и, что важно, безвелосипедистна (в отличие от центральной аллеи) и обставлена скамейками.



Сфотографировал кормушку. Уж не знаю, в чью светлую голову пришла мысль сделать кормушку в виде деревянного столба с крышкой сверху, напоминающего не то крест на кладбище, не то языческого идола, но мысль удачная, надо признать. Смотрится жутко, особенно когда начинает темнеть, ещё надо было их фосфорной краской покрыть для полноты ощущений. Хорошо, не догадались добрые люди. А когда я подошёл с фотоаппаратом, с кормушки спрыгнула белка, залетела на ближайшее дерево и начала оттуда громко верещать, по всей видимости, возмущаясь тем, что я самым наглым образом прервал её трапезу. Неудобно вышло, но я не нарочно, я не видел, что там белка. Уже темновато было, да белку и при хорошем освещении не сразу заметишь.



И, наконец, добрался до Оленьего озера. Небольшой водоём, почти полностью заросший тиной, так что даже и не поймёшь, что это – то ли ещё озеро, то ли уже болото, опять же, к слову о переходных состояниях и становлении. А мне оно нравится, есть здесь свой genius loci – меланхоличный, спокойный и древний. Даже деревья вокруг озера кажутся какими-то уставшими и печальными. А две кормушки на берегу прекрасно дополняют пейзаж, делая его ещё более унылым.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: icamel
2015-10-14 05:28 pm (UTC)
Полный запрет курения в общественных местах сильно способствовал росту популярности кальянов. Я летом на речном вокзале обратил внимание, если едет молодежная компания на природу, обязательно с кальяном.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2015-10-15 07:55 pm (UTC)
Да, хорошее объяснение. Удивительно, как меняются общественные привычки.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: motilek_1
2015-10-14 06:45 pm (UTC)
У тебя прекрасное чувство юмора )!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2015-10-15 07:55 pm (UTC)
Спасибо)
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: bobi4ka
2015-10-14 08:21 pm (UTC)
Слушай, а давай туда весной пойдем? Вместо Головинских прудов? ))

90-е - это наша юность, поэтому закономерно "смешиваются с прошлым, растворяются, обретают иной статус". Уже выросло целое поколение, которое только родилось в 90-е. Естественно, нам это как-то странно осознавать. Но для них 90-е - это как для нас 70-е, юность наших родителей, время, которое мы не проживали. А нам в юности казалось, что история началась с нас. Теперь уже это ощущение ушло.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2015-10-15 07:57 pm (UTC)
Можно и туда прогуляться. Место отличное.
(Reply) (Parent) (Thread)