?

Log in

No account? Create an account
Передача о Станиславе Леме - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Передача о Станиславе Леме [Oct. 17th, 2015|02:18 am]
olnigami
[Tags|]

Неделю назад на радио «Новая жизнь» говорили с Игорем Поповым о Станиславе Леме.
http://nlradio.podfm.ru/kultura/1463/

Ну как говорили… перебивая друг друга, рассыпались в похвалах, пытались изложить в двух фразах содержание то одной, то другой вещи. У Лема ведь обо всём хочется поговорить, всё похвалить, да ещё и поделиться мнением насчёт экранизации «Соляриса». И всё равно упустили несколько больших вещей. Ни слова не сказали о повести «Маска», замечательной вещи, по тем временам авангардной, а нынешним временам абсолютно анимешной. В смысле, что японские аниматоры очень любят брать такие вот диковинные, слегка (или не слегка) безумные сюжеты и делать шедевр. Надеюсь, когда-нибудь по «Маске» нарисуют мангу и снимут аниме, хотя… мне кажется, «Призрак в доспехах» Мамору Осии чем-то близок «Маске», и сам Осии похож на Лема. Не сюжетом, а настроением, мировоззрением.

«Маска», кстати, ведь ещё и киберпанковская вещь (хотя там мир условно-средневековый, то есть это скорее киберпанк-фэнтези), с отчаянным поиском самого себя в мире поддельной реальности, где не понятно, что настоящее, а что нет (опять же, как у Осии, ну или в первых 20 минутах «Матрицы», до того, как фильм скатился в фуфло). У Лема есть ещё несколько протокиберпанковских вещей: «Дознание» (удивительно коррелирующее с «Мечтают ли андроиды об электроовцах?», «Футурологический конгресс», до какой-то степени «Мир на Земле». Да и в «Сумме технологий» он вводит понятия фантоматики, той самой виртуальной реальности, которую потом так полюбили авторы киберпанка.

Впрочем, киберпанк – это, конечно, хорошо и важно, но не одним только киберпанком ценен Лем. Лично меня в его творчестве привлекает манера мышления или, если угодно, философствования. Идущая ещё от Сократа, затем развитая в классической немецкой философии и вылившаяся в форме агностицизма, манера постоянно задавать вопросы – окружающим, самому себе, великим людям прошлого, загадочным людям будущего, Иным (инопланетянам, киборгам, искусственному интеллекту, разумному океану), мирозданию вообще. И при этом осознавать, что нет и не будет никаких окончательных ответов, что все ответы либо ложные, либо неполные, либо ведут к новым вопросам. И при этом продолжать задавать вопросы, думать, мучиться сомнениями самому и заражать сомнениями окружающих (для Сократа, как мы помним, это плохо закончилось, Лему как-то всё-таки больше повезло).

А самая, конечно, сложная проблема при таком взгляде на окружающее и окружающих – проблема этики. В отсутствие окончательных ответов на вопросы, нет и ответа на вопрос: что хорошо, а что плохо? Приходится подобно Канту апеллировать к долгу и категорическому императиву. Опят же, с полным пониманием того, что и кантовские этические категории отнюдь не являются окончательными, и не дают готового решения для любой ситуации… А в некоторых ситуациях нежелание приходить к окончательному решению и вовсе оказывается лучшим решением – см. прекрасный во всех отношениях рассказ «Дознание».

Как и положено избравшему сократический путь, Лем с годами становился всё более желчен и пессимистичен. Когда мы заговорили о его лучших романах, я назвал «Фиаско», последний роман Лема, не самый известный, кстати. Очень медленный, занудный, с длинными описаниями, практически без драйва и с минимумом действия. Хотя ведь в «Фиаско» Лем объединил две своих любимых темы – осознание себя (один из героев потерял в результате аварии память и пытается понять, кто же он такой) и столкновение с иным разумом, который людям непонятен и принципиально не хочет идти на контакт. А люди с каким-то прямо остервенением этого контакта добиваются, непонятно даже и почему. То ли от обиды на инопланетян, которые людей так хамски игнорируют, то ли от желания перестать чувствовать себя одинокими во Вселенной, то ли от отчаяния, вообще отчаяния, так же как в «Солярисе» исследователи решили дать Океану сигнал жёстким излучением, мысль явно не самая умная… впрочем, Лем чем дальше, тем больше сомневается в способности людей принимать разумные решения (и глядя на историю XX века с ним нетрудно согласиться). А в результате сплошное фиаско на всех фронтах, и у людей, и у инопланетян, и у героев.

Кстати, насчёт «Соляриса» вполне возможна и такая интерпретация: Океан своими действиями как бы намекает людям, что им неплохо бы сначала в самих себе разобраться и научиться контактировать друг с другом, прежде чем лезть с Контактом к иным мирам и иным разумам. Причём по финалу романа так и непонятно – прошли люди тест, научились чему-либо или же Океан счёл, что «сказал» достаточно и окончательно умолк.

Вообще, о каждом романе Лема можно делать отдельную передачу, и всё равно будет мало. Мы в передаче лишь немного прикоснулись к поверхности океана по имени Станислав Лем, взяли пробу, рассказали слушателям о том, что такой океан существует, и каждый может попытаться его исследовать и составить свою собственную карту.
linkReply

Comments:
From: (Anonymous)
2015-10-19 06:19 am (UTC)

Передача о Леме

"Фиаско" - самый неудачный роман, по-моему. И дело, как раз, не в затянутости, а именно в совершенно непонятной немотивированности действий людей, желающих контакта.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2015-10-21 08:23 am (UTC)

Re: Передача о Леме

Я эту немотивированность в романе воспринимаю скорее символически, как часть темы одиночества и растерянности перед великим молчанием Вселенной.
(Reply) (Parent) (Thread)