olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Category:

«Макбет»

Новая экранизация «Макбета» вызвала противоречивые чувства. С одной стороны, фильм очень зрелищный: реалистичный, насыщенный, с великолепной актёрской игрой. Атмосферный в том смысле, что весь фильм пропитан сумраком, туманами, кажется, за весь фильм не было ни одной сцены, где бы светило солнце; и это не особенность климата британских островов, а явно режиссёрское решение. Весь фильм строится на переплетении и взаимопроникновении реальности и фантазии. Персонажи не понимают, где настоящее, а где видимое, и это очень точно передаёт смысл пьесы, которая наполнена видениями, тёмными пророчествами и духовными соблазнами.

Интересное решение – чаще всего в кадре действуют два-три персонажа, остальные же просто застывают на месте, как статуи, и молча наблюдают. А проявляют себя лишь иногда дружным криком: «Слава Дункану!», потом «Слава Макбету!» и в конце «Слава королю Шотландии!», это уже в адрес Малколма. То есть вот эта вот толпа – она одновременно и активный участник событий, и немой свидетель, ну и идея переменчивости толпы, славящей нового короля над трупом только что убитого им короля старого, тоже раскрыта во всей полноте. Тут, понятно, возникает некоторая аналогия с Хором из античной драмы, хотя в «Макбете» всё-таки толпа не является единым персонажем, в ней происходят расколы, из неё выделяются отдельные люди со своими отдельными словами, а потом они уходят обратно в толпу и снова застывают. Короче, интересное решение, только вот очень уж оно отдаёт театральностью, и в этом как раз заключается самый спорный момент фильма – такое ощущение, что режиссёр никак не может решить, что же он снимает – фильм или спектакль.

Для спектакля в «Макбете» слишком много натурных съёмок, попыток изобразить историческую достоверность и спецэффектов, для фильма – слишком много условностей вроде упомянутых выше застывших участников драмы или длинных поэтичных диалогов и монологов, целиком взятых из исходной пьесы. Странно смотрится, когда двое суровых бородатых мужчин рубят друг друга острыми металлическими палками, очень реалистично рубят, с кровищей во все стороны, и при этом как-то ухитряются произносить длиннющие, сложно построенные фразы, с метафорами, рифмами и прочими поэтическими ухищрениями. Или тот же приём с замедлением съёмки. Сделан он очень красиво и зрелищно, но как-то вот плохо вписывается в театральность происходящего, тут опять концы с концами не сходятся.

Впрочем, в таком смешении двух стилей – кинематографического и театрального – есть нечто шекспировское. Великий драматург любил переключаться с возвышенного на низкое и обратно, любил сталкивать едкую иронию и напыщенность, реализм и фантастичность. Так что новая экранизация «Макбета» вполне в духе классика и использует те же приёмы, что и он.

Да, и ещё – в этом фильме подчёркивается религиозный момент, вплоть до того, что леди Макбет произносит и вступительный, и заключительный монологи не в своих покоях, а в небольшой деревянной церкви. Смотрится это откровенно жутко, особенно в начале, когда она стоит перед распятием и призывает духов зла себе на помощь. Вообще, в фильме очень чётко проводится линия сверхъестественного вмешательства в события (опять же, характерная для Шекспира), и не всегда понятно, каким является это вмешательство – благим, злым или же это просто безличный рок, ведущий героев. По крайней мере, ведьмы в этой версии выглядят скорее именно как вестницы судьбы, которые наблюдают, предсказывают, иногда вмешиваются в ход событий (кстати, тоже неожиданный поворот – одна из ведьм помогает сбежать сыну Банко). У Шекспира-то как раз ведьмы были просто ведьмами, что подтверждалось их вступительным диалогом. А здесь вступительный диалог ведьм убрали, и они стали гораздо загадочнее, так что трактовать их образ и их роль в событиях можно по-разному.

Да, и как-то не понятно, почему к трём ведьмам добавилась ещё одна, причём ребёнок, и вдобавок одна из взрослых ведьм носит на руках младенца. Если ведьмы в данной интерпретации выступают своего рода мойрами, то их должно быть трое и никаких детей. Тут, похоже, есть какой-то тонкий режиссёрский замысел, но, видимо, слишком тонкий для меня.

Ещё в фильм добавился новый мотив – у четы Макбетов в начале фильма умирает ребёнок, и это, по всей видимости, должно объяснить последующее неадекватное поведение обоих супругов. Объясняет, правда, не очень хорошо… но тут опять проявляется противоречие, заложенное в самой структуре фильма. Для аутентичной костюмной исторической драмы сильно не хватает психологической мотивации персонажей, предистории и прочих штрихов, придающих убедительности. А шекспировской трагедии такие потуги на психологическую подоплёку, как смерть ребёнка, просто не нужны, там и без этого в плане мотиваций всё нормально, получается избыточный материал и лишняя сцена.

И финал тоже вызывает некоторое недоумение. Хотя сцена, конечно, очень красивая и мощная – сын Банко забирает меч убитого Макбета и уходит в кровавый туман, намекая на неизбежность новой гражданской войны (говоря современным языком, такой финал даёт заявку на сиквел). Но это резко противоречит идее Шекспира о том, что смерть тирана и появление законного короля служит прекращению конфликта, установлению мира и процветания. Тут, конечно, можно поспорить, были ли этого его искренним убеждением или желанием потрафить своему венценосному спонсору, но Шекспир эту идею проводит и в «Макбете», и в «Ричарде III», а новая экранизация жёстко идёт в разрез.

Подводя итог – мне фильм понравился, но только очень уж много в нём таких моментов, про которые я затрудняюсь сказать баг это или фича, да и в целом фильм я как-то не могу с полной уверенностью оценить: шедевр или провал.
Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments