olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Годовщина убийства Немцова

Несколько разрозненных мыслей, возникших после чтения разных материалов, написанных по поводу годовщины убийства Немцова.

1. За этот год не случилось того, что ждали. Не начались по-настоящему масштабные репрессии, не было новых громких политических убийств. Да, репрессии продолжаются: закрываются НКО, людей судят за репосты в соцсетях, оппозиционерам угрожают, но всё это идёт примерно в том же темпе, что и в прошлом-позапрошлом году, без усиления процессу. Замечу, кстати, что сейчас появилась такая интересная тенденция – оправдывать нынешние репрессии, сравнивая их со сталинскими. Дескать, вот если бы как тогда – с тройками, расстрелами и Колымой, вот это да, это репрессии, а так как сейчас – детский сад, а не репрессии. Возразить тут особо нечего. Хотя, подозреваю, людям, попавшим даже под нынешний не столь людоедский трактор репрессий, от понимания того, что могло быть гораздо хуже, вряд ли станет легче.

Тут ещё, по всей видимости, сказываются последствия страшных травм двадцатого века – на их фоне все более мелкие трагедии кажутся чем-то несущественным. К тому же опыт прошлых лет сформировал привычку признавать трагедией только то, что происходит с человеком лично и с теми, кого он считает своими, но отказывается признавать трагедией то, что происходит с теми, кого он считает врагами.

2. Впечатляет сама история с расследованием убийства, когда исполнителей нашли практически мгновенно, на организаторах расследование застопорилось, а про выявление заказчика и речи даже не идёт. Со стороны, можно предположить конфликт между силовыми структурами, причём силовики Чечни выступают в этом конфликте отдельной силой. И, насколько можно понять, с федеральными силовиками у них пока что счёт примерно равный. Не сказать, чтобы тут появилось некое новое положение вещей, чеченские бойцы и до этого действовали вполне самостоятельно и расправлялись со своими жертвами везде, где до них дотягивались, в том числе и в Москве. Но тут всё-таки история более масштабная и показательная, чем раньше. Правда, стоит добавить, что пока невозможно понять мотивы организаторов убийства, а тем более мотивы тех, кто отдавал приказ. Кстати, версия с провокацией со стороны какой-нибудь из федеральных силовых структур с целью подставить руководство Чечни вполне имеет право на существование, равно как и любая другая.

Замечу, кстати, что тут опять проявляется столь популярная в последние годы идея – широкой общественности не нужно знать о причинах принятия решений, о конкретных персонах, принимающих решения. Всё это окружается туманом, намёками даётся понять, что нити тянутся куда-то далеко, то ли наверх, то ли на запад, то ли и вовсе куда-нибудь в другую галактику. А о том, как оно на самом деле могут знать только компетентные товарищи, но имён этих товарищей мы вам не назовём, потому что этого вам знать не положено. И от этих недоговорённостей создаётся какое-то очень мутное впечатление, примерно как от гадалок и любителей разводить мистику на пустом месте. Слов вроде сказано много, атмосфера таинственности и многозначительности создана на пять с плюсом, а толку никакого.

3. За прошедший год несколько изменилось положение Рамзана Кадырова, хотя и не очень понятно как именно всё из-за той же туманности нашей политики. По вопросу о том, имеет ли он какое либо отношение к убийству Немцову, спорить бессмысленно в отсутствие хоть каких либо улик. Но в любом случае в ситуации, когда к громкому убийству оказались причастны бойцы из Чечни, Кадыров вынужден был как-то реагировать. Кажется, именно по причине именно этих вынужденных реагирований он и приобрёл куда больший медийный, по крайней мере, вес, да и политический, пожалуй, тоже. Впрочем, в нашей системе довольно сложно рассуждать о политическом значении той или иной фигуры, учитывая, что у нас есть ровно один Политик и вы все его знаете. А остальные обладают властью лишь в той мере, в которой Политик с ними делится. С другой стороны, Кадыров, хотя и тоже по большей части светит отражённым светом и тоже вполне может быть отлучён от своего места (конечно, с куда бОльшими трудностями, чем любой другой глава субъекта Федерации), но помимо этого обладает и своим собственным источником власти – теми самыми чеченскими силовиками. И есть у меня такое ощущение, что как-то так понемногу в нашем обществе верх берёт идея о том, что власть не у того, кто распоряжается финансами или организует и контролирует общественные институты или контролирует медиа или вызывает доверие у большинства населения, а у того, у кого больше всех штыков. Политика меньше становится пространством дипломатии и компромиссов, а больше пространством силы.

Да, и, конечно, всё так же удивляет то, насколько новейшая история Россия связана с Чечнёй. Начиная с Хасбулатова, через одну войну, другую, террор, взрывы домов, Беслан и вот опять – Чечня в центре событий. Просто какое-то проклятие новой России. С другой стороны, с учётом нашей сложной федеративной структуры, в которой декларируемая картина равенства субъектов и единства правового поля очень сильно отличается от того, что есть на самом деле. А что там на самом деле, опять же, не очень-то понятно, всё из-за того же тумана, которым окутана политическая система России.

4. Несколько в сторону замечу. За минувший год как-то особенно ясно стало заметно, что российская политическая система всё больше входит в режим «осень патриарха». Глава государства отстранился от внутренней политики, да и от внешней, которой одно время увлёкался очень бурно. Приобретают особый статус люди, изрекающие и трактующие волю Главы. Соратники делят власть и денежные потоки, естественно, произнося при этом дежурные клятвы в вечной преданности Главе и наперебой донося ему же друг на дружку. Глава морщится, слушая их, и время от времени кого-нибудь показательно курощает, но все прекрасно понимают – на серьёзную смену элит или на глобальные реформы такая система не способна. Точно также понятно, что в таких условиях невозможны какие-либо стратегические решения и долгосрочные программы развития. Всё равно их все придётся пересматривать после ухода Главы, и вся система просто ждёт прихода наследника, чтобы начать делать что-то новое. И это накладывает на происходящее в стране налёт печального увядания, старческой тоски и безнадёжности.

Вообще, конечно, России капитально не повезло в том, что «осень патриарха» пришлась на момент серьёзного экономического кризиса. Сейчас стране нужны сложные, тщательные продуманные и аккуратные реформы, а какие могут быть реформы в такой обстановке, когда само даже слово «реформы» вызывает у системы идиосинкразию. Что поделать, в этом и состоит один из недостатков авторитаризма – страна очень сильно начинает зависеть от возраста и состояния здоровья главы государства.
Tags: Заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments