?

Log in

No account? Create an account
Про нелюбовь к человечеству, часть 3 - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Про нелюбовь к человечеству, часть 3 [Nov. 11th, 2018|02:42 am]
olnigami
[Tags|]

Дочитал третью часть космооперы Лю Цысиня «Вечная жизнь смерти». Треша и угара тут несколько меньше, чем в предыдущих, но раз уж взялся за пересказ, надо довести дело до конца. Для лучшего понимания происходящего рекомендую прочитать пересказы предыдущих двух книг:
https://olnigami.livejournal.com/328883.html
https://olnigami.livejournal.com/330220.html

Внимание: спойлеры!!!

Итак. В финале второй книги между человечеством и трисолярианами установилось хрупкое перемирие. Трисоляриане могут в любой момент уничтожить человечество, а человечество может в любой момент «настучать» на своих соседей другим обитателям Галактики, и те немедленно уничтожат трисолярианскую цивилизацию, ну и человеческую заодно («стукачей никто не любит»). Для того, чтобы в случае чего как можно быстрее отправить жалобу, люди построили орбитальную систему межзвёздной связи. А пульт управления от этой системы вручили нашему старому знакомому по второй книге – Ло Цзи, тому самому, который первый понял, что вселенная – «тёмный лес», в котором идёт постоянная борьба за выживание. Ло Цзи посадили в специальный бункер, вручили пульт от системы связи, и он там сидел чуть ли не сто лет, глядя в стену с выражением непоколебимой Решимости на лице. Типа, знайте, гады инопланетные, если хоть намёк на враждебность с вашей стороны, сразу жму на красную кнопку и хана всем! Называлась его должность – Держатель Меча (Лю Цысинь любит такие пафосные названия, да, и у него каждая эпоха называется как-нибудь красиво, типа Эра Устрашения, явно в подражание Ефремову).

Тут очень хочется спросить: неужели он и спал тоже с тем же выражением на лице? Или там, не знаю, душ принимал… хотя, наверное, у него пульт водонепроницаемый и вообще, настоящий Герой Земли не моется. И никогда не спит, а всё время бдит! Ну и да, самая красивая девушка Земли, которую он себе вытребовал в прошлой книге, от него, конечно, ушла и детей забрала, так он и остался одиноким несокрушимым героем. И, кстати, если кому-то равновесие между Землёй и Трисолярисом за счёт угрозы взаимного уничтожение напоминает «холодную войну», то автор этого нисколько не скрывает, напротив, объясняет, что такая ситуация является наилучшей основой для мира, типа, вот смотрите как всё было замечательно в двадцатом веке, вот так бы всё время.

Но тут, значит, прошли годы… Ло Цзи стал старенький и хиленький, земляне начали подумывать, что надо бы ему на покой. Только вот кем заменить, у кого хватит Решимости, чтобы в нужный момент недрогнувшей рукой уничтожить сразу две цивилизации. А тут ещё и человечество в этой мирной обстановке несколько подрасслабилось, стало какое-то мирное, квёлое и добренькое (ужас-ужас). Начались рассуждения, что, дескать, трисоляриане ведь тоже разумные существа, надо с ними договариваться, забыть прошлые обиды, короче, как в позднем СССР – разрядка, дружба, жевачка. А трисоляриане всё это время вели себя как паиньки – делились с людьми технологиями, изучали земную культуру и даже писали романы о землянах, причём такие, что и не отличишь от написанных людьми, короче, изображали то, что в те же времена позднего СССР именовали «конвергенцией двух систем». Поэтому с новым Держателем Меча решили так: избрать его из числа землян прошлого, вынутых из анабиоза, потому что их уровень Решимости выше, чем у нынешних, что называется, «богатыри – не вы»! Но взять из них кого-нибудь не такого сурового и фанатичного, более мирного и милосердного, желательно женского пола…

Тут стоит немного остановиться и заметить, что у Лю Цызиня вообще прослеживается в романах некоторое недоверие к женщинам. Ведь и в первой книге трисолярианам «наводку» на Землю отправила именно женщина, во второй женщины тоже себя проявляют от души, а уж в третьей части от главной героини вообще одни беды, но об этом чуть позже. Так вот, среди «замороженных» оказалась всего одна женщина по имени Чэн Синь – дама серьёзная, умная, до заморозки была учёной, но при этом с добрым, милосердным характером. А в мире Лю Цысиня слово «милосердие» носит явно отрицательный характер, потому что именно милосердные губят множество людей, и раз милосердие – женское качество, то, похоже, и негативное восприятие этого качества естественным образом переносится на женщин вообще. И даже когда Чэн Синь пробуждается и знакомится с дивным новым миром, она в первую очередь замечает, что мужчины стали слишком деликатными и уточнёнными, так что их не отличить от женщин («обабились», попросту говоря), что, разумеется, и приводит их к неправильному выбору Держателя Меча и в конечном итоге к гибели Земли.

Но это я забегаю вперёд. Сначала Чэн Синь всё-таки выбрали Держателям Меча к огромному недовольству других «замороженных», один из которых даже пытался её убить, но неудачно (эх, мужик, как же так…). И значит, как только Чэн Синь привели в бункер, как только Ло Цзи передал ей Пульт и поднялся на лифте наверх, в то же самое мгновение трисоляриане отбросили всю свою няшность и напали на систему межзвёздной связи. А Чэн Синь не смогла нажать красную кнопку, не хватило Решимости (как в анекдоте: «ну не шмогла я, не шмогла»). Такие дела.

После разгрома системы Устрашения трисоляриане оккупировали Землю и начали куражиться и изгаляться над человечеством. Заявили, что оставляют людям только колонии на Марсе и на Луне, а на самой Земле – только австралийский континент. Люди кое-как еле-ели разместились в Австралии, но тут трисоляриане кинули им новую бомбу – потребовали перестать пользоваться электричеством. «А как же теплицы, системы полива, доставка и всё такое? Мы ж подохнем с голода без эклектричества!». А посолка трисоляриан (да, они там запихнули один из своих нанокомпьютеров в андроида, изображающего женщину, с виду миловидную, но на самом деле злую и коварную; ещё раз повторю, у автора с женщинами какие-то свои счёты) им в ответ: «да как же вы подохнете, посмотрите, вокруг каждого из вас миллиарды годных в пищу живых существ! А когда вы друг друга сожрёте, вас останется миллионов тридцать, и живите себе спокойненько».

Ну и пришёл бы тут человечеству окончательный кирдык, но вмешался случай (правильнее было бы назвать это авторским произволом, но ладно уж). Помните, во второй книге во время битвы между флотом человечества и зондами трисоляриан уцелело два корабля, один сбежал во время битвы, другой угнали ещё перед ней? Точнее, улетели две группы кораблей, но в каждой группе вскоре нашлось по одному умнику, понявшему, что ресурсов группы на всех не хватит и тут же шарахнувшему по другим кораблям нейтронным залпом, чтобы затем снять с них оборудование, а трупы товарищей поместить в заморозку и потихоньку ими потом питаться. Космос – тёмный лес, как и было сказано, за пределами земной атмосферы правила человеческой морали перестают действовать. Вот, и «так они летели в космической дали много-много лет», но потом, после заключения «мира под угрозой взаимного уничтожения» земляне долго уговаривали сбежавшие корабли вернуться, дескать, всё простили и считаем героями. Один экипаж повёлся на уговоры, но на Земле их сразу всех арестовали и отдали под суд за нарушение присяги, мародёрство и каннибализм, и только капитан успел-таки в последнюю секунду послать сигнал на второй корабль: «Тикайте, хлопцы».

Тогда за вторым кораблём отправили наиновейший флагман земного флота, ну а трисоляриане добавили ещё несколько своих чудо-зондов, типа для огневой поддержки на случай сопротивления. На самом деле они знали, что на флагмане тоже стоит система межзвёздной связи, поэтому собирались его уничтожить вместе с беглым кораблём и тем самым окончательно избавиться от человечества. Но тут – внезапно! И беглый корабль, и его преследователи случайно оказываются в зоне четырехмерного пространства. Угу, как в старом анекдоте: кругом три измерения, а там, где лежит кошелёк, – там четыре. А трисолярианские зонды в четырёхмерном пространстве впадают в уныние и становятся уязвимы даже для отсталых земных технологий. Поэтому беглецы расправляются с трисолярианами, захватывают земной флагман и межзвёздный передатчик. Связываются с Землёй, узнают об атаке Трисоляриса и тут же демонстрируют Решимость (а там, понятно, среди беглецов одни только суровые мужики, к тому же ещё и каннибалы, никакого там «феминизированного», то есть деградировавшего общества будущего) – отправляют открытой связью на всю Галактику координаты Трисоляриса. Дескать, вот там, там – разумная жизнь! Цивилизация! Прихлопните же её! Ну и нас вместе с ней, ладно, чего уж там…

После этого объединившиеся экипажи кораблей отправляются дальше бороздить просторы вселенной, но мы о них ещё услышим в этой книге. Трисоляриане, узнав о такой неожиданной подставе, отзывают корабли с Земли и срочно эвакуируются с родной планеты в разные стороны (как тараканы на кухне при включённом свете, ага). Но как только они успевают запустить несколько кораблей, к ним прилетает вундервафля, которая разносит в клочья одно из солнц их системы, а вместе с ней и планету трисоляриан. Всё, финита, одного игрока вышибли.

Земляне же теперь пытаются восстановиться после всех этих безумных эскапад с переселением в Австралию и едва не случившимся геноцидом, и с ужасом ждут своей вундервафли. И тут случается ещё одно «внезапно», и оно опять связано с Чэн Синь. Когда-то давно, ещё до того, как её заморозили, в неё был очень сильно влюблён молодой учёный Юнь Тяньмин. Но Юнь, увы, был очень сильно болен и, зная, что ему недолго осталось, в качестве прощального подарка преподнёс Чэн космическую систему. Да, вот так вот взял и купил (а их там продавали недорого, примерно как сейчас продают участки на Луне), ну и дальше как в старом мультфильме: «Светом нетленным будет она озарять нам путь в бесконечность…!», я, кстати, не удивлюсь, если автор этот мультфильм видел, учитывая его любовь к советской фантастике.

Чэн так прониклась глубиной чувств Юня, что предложила ему поучаствовать в проекте по контакту с трисолярианами. Проект немножко безумный (а у Лю Цысиня всегда все проекты немного со сдвигом): отправить навстречу трисолярианскому зонду замороженного человека, чтобы те его отморозили, изучили и убедились, что люди – они добрые и милые, с ними можно дружить, и не обязательно их геноцидить (хотя трисоляриане, замечу в сторону, к тому времени если и успели сделать какие выводы насчёт людей, так это то, что те дико непредсказуемые и их постоянно кидает то в одну сторону, то в другую, а таких соседей лучше бы действительно втихаря придушить на всякий случай). Юнь на это предложение согласился, чего уж там, всё равно помирать, так может хоть послужит родной планете… в крайнем случае, хотя бы отвлечёт трисоляриан на то время, пока они будут его безжалостно мучать и препарировать, выиграет Земле хотя бы пару месяцев… или пару часов… После расчётов, правда, оказалось, что на цельную человеческую тушку в космическом аппарате места не хватит, и будущему послу придётся ампутировать всё сразу и отправить его в космическую даль в виде голого мозга, но и эта новость не обескуражила Юня. Прям как в старом советском анекдоте: «хотя тушкой, хоть чучелом, хоть без тела, но выпустите меня с этой планеты».

Так вот. Земляне пальнули космическим аппаратом куда-то в направлении трисолярианского флота, он, естественно, сбился с маршрута, ну на него махнули рукой и забыли. И вот всё у них так. Вообще, человечество у Лю Цысиня выглядит не только очень бестолковым, но ещё и дико безалаберным. Порой кажется, что он и сам смотрит на землян откуда-то из системы Альфа Центавра, удивляется им, презирает и с некоторым даже холодным состраданием думает о том, как бы этих несчастных аккуратнее истребить, чтобы они не мучились больше. Тем не менее, трисоляриане космический аппарат с Юнем как-то извернувшись, матерясь на криворуких землян, всё-таки выловили, вырастили Юню новое тело и, как ни странно, он спустя какое-то время поднялся в трисолярианском обществе, стал авторитетным специалистом по человечеству, ну, примерно, как во времена СССР эмигрировавшие диссиденты становились видными советологами. Мало того, он даже оказался среди тех немногих, кого эвакуировали с Трисоляриса перед катастрофой, и вот теперь он решил напоследок, перед тем как остатки трисолярианского флота растворятся в глубинах космоса (в стремлении смыться как можно дальше от этих чокнутых землян), встретиться со своей былой любовью.

Чэн, конечно, согласилась на встречу, хотя её предупредили: если Юнь попытается раскрыть ей какие-нибудь секреты Трисоляриса, её тут же убьют. Его, конечно, нет, авторитетный же человек, а вот Чэн – не жалко. Но, тем не менее, Чэн встретилась с Юнем. Сначала они обменялись любезностями, ну а потом Юнь объяснил, что свой высокий авторитет среди трисоляриан он завоевал вовсе не по причине своего коллаборационизма, а благодаря умению рассказывать сказки. Просто у самих трисоляриан детства практически нет, сразу переходят во взрослую жизнь, которая у них жестокая до жути, но живёт где-то в глубине души тоска по чему-то светлому и доброму, незакрытый гештальт, как ныне модно выражаться, а потому стоит им услышать хорошую, годную детскую сказку, они сразу умиляются и смягчаются. Как в старом мультфилиме, ага, «При звуках флейты теряет волю». И тут Юнь окинул свою собеседницу загадочным взором и сказал: «а помнишь, мы с тобой в детстве вдвоём сочинили сказку?» «Кончено, помню, но не точно, а расскажи мне ещё раз», - ответила Чэн, даже не моргнув глазом, хотя они с Юнем познакомились во взрослом возрасте и никаких сказок друг другу никогда не рассказывали, но она сразу смекнула, что Юнь собирается применить военную хитрость и посредством литературных метафор раскрыть ей Главную Тайну.

Дальше Юнь рассказывает ей сказку (а сказка действительно на высоте, не зря его трисоляриане своим Бояном назначили), Чэн её запоминает слово в слово, а потом пересказывает на Земле. Тут, понятно, все лучшие умы кидаются на эту сказку, крутят текст и так и этак, но никак не могут разгадать её смыслы. Но, конечно, Чэн (кто же кроме неё) однажды случайно запускает бумажный кораблик в ванной и тут её накрывает Озарение – оказывается, Юнь в сказке раскрыл технологию создания кораблей, искривляющих пространство и двигающихся со скоростью выше скорости света! Да, в одной детской сказке – целая технология, завидуйте молча, товарищи инженеры, со всеми своими штабелями папок с документацией. Кроме того, с помощью открытого ею шифра земляне сумели разгадать остальные намёки в сказке, и оказалось, что Юнь туда ухитрился запихнуть ответы сразу на все вопросы Жизни, Вселенной и всего такого.

Когда человечество переварило полученную информацию, стало понятно, что у него есть ровно три выхода. Первый – построить флот кораблей с искривляющими пространство двигателями и эвакуировать как можно больше людей на другие звёздные системы. Второй – закупорить Солнечную систему, снизив скорость света внутри её границ ниже уровня третьей космической, то есть стать рукотворной чёрной дырой. Тогда из Солнечной системы будет невозможно улететь, но и залететь в неё тоже будет нельзя, а вундервафля, взрывающая звёзды, разлетится на куски, как только пересечёт «горизонт событий». Правда, тогда придётся расстаться с идеями космической экспансии, да и от многих технических достижений тоже придётся отказаться, просто потому что компьютеры, например, не будут работать в таком пространстве. И третий вариант – построить космические убежища на орбитах Юпитера и Сатурна, во время взрыва солнца прикрыться планетами-гигантами, ну а потом жить на этих убежищах и продолжать распространяться в космосе. Ну и, конечно, из этих трёх вариантов человечество выбрало самый убогий (как я уже говорил, Лю Цысинь вообще не высокого мнения об интеллектуальных способностях человечества в целом; отдельные люди могут быть проницательны и способны к долговременному планированию, но общественное мнение в целом демонстрирует только глупость, пугливость и переменчивость), а именно проект строительства убежищ.

Правда, один человек попытался наперекор общественному мнению реализовать проект «световых кораблей», и это был тот самый размороженный, который когда-то пытался убить Чэн, по имени Уэйд. Но и у него ничего не вышло. Потому что он договорился с Чэн, что та предоставит ему ресурсы своей корпорации (а корпорация у Чэн появилась, между прочим, на выручку от продажи землянам той самой звёздной системы, которую ей когда-то подарил Юнь), а сама ляжет в анабиоз. Но Чэн поставила условие: если человечество отвергнет план Уэйда, то он её разбудит и она примет решение, продолжать проект или нет, и её решение будет окончательным. Уэйд поскрипел зубами, но согласился. А дальше – понятно. Через 62 года Чэн проснулась и обнаружила, что Уэйд почти уже успел построить сверхскоростной корабль, но правительство решило прекратить его эксперименты. А Уэйд пытается организовать сопротивление и даже вполне серьёзно собирается воевать с правительственными силами. И тогда Чэн, ведомая гуманизмом и милосердием (а эти понятия, напомню, в писательской вселенной Лю Цысиня имеют исключительно негативный смысл), чтобы прекратить возможную распрю, велит Уэйду сдаться. «Но мы же на пороге открытия, способного спасти человечество!» - патетически восклицает Уайд, но Чэн остаётся твердокаменной. «Найн!» - выкрикивает она голосом Тилля Линдеманна и тем самым второй раз подписывает Земле смертный приговор, на сей раз уже окончательный.

Дело в том, что те самые высшие силы, которые постоянно ведут войну галактических масштабов, а заодно прихлопывают всякую мелюзгу раньше, чем та успеет развиться в серьёзного противника, всё таки обнаруживают Солнечную систему и, разумеется, сразу просекают ход с кораблями-убежищами (надо быть, конечно, редкостными идиотами… то есть редкостными оптимистами, чтобы уверить себя, что сверхцивилизация не заметит такую мелочь, как затаившиеся за планетами-гигантами орбитальные станции). Ну и вознаграждают такую хитрость тем, что направляют на землян не банальную вундервафлю, взрывающую звезду, а специальную штуковину, которая уничтожает одно пространственное измерение сразу всей звёздной системы. Люди, правда, успели обнаружить эту самую штуковину, потому что летела она гораздо медленнее, чем вундервафля, но сделать ничего не смогли. Световых кораблей для эвакуации у них не было, обычные корабли не могли вырваться из этой ловушки, потому что штуковина создавала поле притяжение, преодолеть которое можно только на скорости света. А отгородиться при помощи снижения скорости света тоже оказалось невозможным, потому что, как выяснилось, для такой операции опять же нужны световые корабли, а их нет. А нет их, потому что она очень гуманная и милосердная <….> (обозначение вычеркнуто цензурой) остановила проект по их созданию.

Дальше следует неторопливое и торжественное описание того, как вся Солнечная система медленно и неотвратимо теряет толщину и превращается в жуткий двумерный макет. Люди мечутся, пытаются улететь и гибнут, гибнут, гибнут. Двумерное пространство поглощает Юпитер и станции-убежища вокруг него. Добирается до Солнца, расплющивает и его… Вся Солнечная система превращается в одно огромное кладбище. И лишь два человека смогли спастись – конечно же, Чэн (как же, нельзя убивать главную героиню посреди повествования) и её лучшая подруга по имени АА. Точнее, имя у неё какое-то сложносоставное, из иероглифа и слова на английском, переводчик так и не смог придумать, как это передать в русском варианте, поэтому назвал её Полуэкт Полуэктович… то есть АА, прям как батарейку. А спаслись они на единственном имеющемся в распоряжении землян экспериментальном световом корабле. Оказывается, последователи Уэйда втайне продолжали трудиться над проектом своего учителя, при поддержке бывшего Держателя Меча Ло Цзи, который ухитрился прожить аж целых двести лет и всё-таки дотянуть до окончательного краха цивилизации. Собственно, Ло Цзи и отдал подругам этот корабль, причём не просто так, а для того, чтобы Чэн увидела погибшую Землю и потом, летя к звёздам, всю оставшуюся жизнь терзалась памятью об этом зрелище и о том, как её милосердие погубило целую звёздную систему и миллиарды людей. Там ещё в тексте очень изящно сформулировано, не могу не процитировать: «Дважды Чэн Синь занимала позицию в иерархии власти, уступающую разве что только самому Господу Богу, и оба раза она столкнула мир в пропасть во имя любви».

Полетели подруги к той самой звезде, которую Чэн когда-то получила в подарок от Юня, в надежде, что и он тоже каким-то образом сможет прибыть туда же, к своей звезде и возлюбленной. Но прибыв на месте, обнаружили там лишь одинокого учёного, дальнего потомка людей из некогда сбежавшей с поля боя флотилии, тех, что когда-то уничтожили трисолярианские зонды и отправили во Вселенную сообщение, погубившее трисолярианскую цивилизацию и спасшую (временно) землян. За прошедшие годы последние остатки человечества каким-то образом ухитрились заселить и терраформировать целых четыре мира (вот тут, конечно, возникает вопрос, как они успели столько наворотить, имея в распоряжении лишь два корабля и несколько тысяч человек экипажа). Мало того, они за это время собрали много разной информации о текущей политической ситуации в Галактике, и тоже непонятно как.

Оказалось, что в Галактике, как и опасались самые дальновидные земляне вроде Ло Цзи, действительно «стабильности нет», как говорилось в одном старом советском фильме. Сверхцивилизации воюют друг с другом со страшной силой, попутно разнося к чёртовой бабушке весь пространственно-временной континуум. Так как по уровню технологического развития они все практически как боги, то и сражаются по взрослому, масштабненько, и основным оружием выступает изменение физических законов. В частности, враждующие стороны очень любят фигакнуть по противнику оружием, снижающим количество измерений, подобное тому, которым швырнули в Солнечную систему (тут обнаруживается даже некоторый повод для гордости – с человечеством поступили как с крутыми). А в качестве защитной меры от этого оружия другие участники конфликта огораживаются огромными зонами со сниженной скоростью света, протягивая их как такие сверхтехнологичные траншеи через весь центр Галактики. И ведутся такие войны уже многие тысячелетия, а то и миллионолетия. И в результате таких издевательств над базовыми физическими принципами вся Вселенная постепенно деградирует. Когда-то, ещё до этих войн, в ней было десять измерений, а скорость света была практически бесконечна, идеальное состояние, практически, Эдем. Ну а дальше всё порушили, вот и маемся теперь. Замечу в сторону, что это, может, не самое лучшее, но уж точно самое отмороженное объяснение той части теории суперструн, в которой утверждается, что шесть измерений «свернулись» и стали недоступны наблюдению. Они не свернулись, нет, они стали невинными жертвами межзвёздных баталий («ну, за шесть измерений… не чокаясь»).

Дальше может показаться, что я пересказываю ещё одну толстенную книгу, по насыщенности событий, но нет, это всего лишь последние страниц пятьдесят, просто события закрутились в бешенном ритме. Итак, после того как новый знакомый вываливает весь этот ворох информации на Чэн и её подругу АА, внезапно (по совсем уж откровенно надуманному стечению обстоятельств) выясняется, что на соседней планете объявились Чужие, и Чэн с учёным вдвоём отправляются на разведку. Выясняется, что Чужие успели улететь, но перед отлётом успели конкретно так нагадить. Стартанули на световых скоростях прямо с планеты, и в результате оставили за собой так называемые «линии смерти», области с нулевой скоростью света, которые могут в любой момент расшириться и поглотить планету и прилегающее пространство. Чэн и её новый знакомый пытаются как можно быстрее улететь, но тут (опять же, внезапно) в звёздную систему прилетает рояль в кустах… то есть Юнь, на встречу с любимой, к подаренной ей когда-то звезде. Но прилетает он тоже на световом корабле, от чего пространство-время взбаламучивается, и «линии смерти» детонируют, накрыв корабль Чэн и её нового знакомого куполом «безвременья». Им всё же удаётся перезапустить компьютер корабля, включить резервный двигатель и выйти из Сумерек, то есть, простите, из безвременья, только ушло на это шестнадцать дней субъективного времени, а в окружающем космосе пролетело восемнадцать миллионов лет. Такие дела.

Как ни удивительно, на планете они нашли послание от АА и Юня – выбитое на камне и похороненное под толщей земли. В послании сообщалось, что эти двое прожили счастливую жизнь (а куда ж денешься, когда остались вдвоём на одной планете, с которой, вдобавок, нельзя выбраться – после детонации «линий смерти» звёздную систему накрыло чёрной дырой) и оставили подарок для Чэн. Подарок тут же вынырнул на поверхность. Им оказалась маленькая вселенная-убежище, созданная по трисолярианским технологиям. Как объяснил им ИИ этого мира, убежище способно пережить неизбежную скорую гибель Великой Вселенной и позволит своим обитателям спокойно перейти в следующую Вселенную, которая возникнет на месте погибшей, и продолжить там историю человеческого рода.

И, казалось бы – хэппи энд, но нет, раз уж тут задействована Чэн «убить-всех-человеков» Синь, то никакого хеппи энда не будет. Спустя год к ним пришло важное сообщение из Великой Вселенной. На 1,7 миллионах языков, среди которых (по ещё одному счастливому совпадению) оказались земной и трисоляринаский, сверхцивилизация, именующая себя Возвратниками, сообщала, что в Великой Вселенной оказалось больно много умников, которые наделали тучу вселенных-убежищ и попрятались в них, и во Вселенной теперь не хватает массы, чтобы коллапсировать и запустить новый Большой Взрыв. Так что, граждане, не жмотимся, сдаём валюту в Торгсин… в смысле, отдаём массу обратно во Вселенную. Ну и Чэн, будучи примерной и очень ответственной девочкой, разумеется, послушалась, и они разрушили свою мини-вселенную и вернулись обратно. Всё, конец. Теперь, дети, вы знаете, как добрая и милосердная тётя Чэн во имя любви сначала два раза погубила Землю, а потом лишила человечества шанса перейти в новую Вселенную.

***
В завершении – общие впечатления от трилогии.

1. Все три романа прочитаны с большим читательским удовольствием.

2. Интересно наблюдать за тем, как Лю Цысинь смешивает классическую фантастику с более современной, условно говоря, Ивана Ефремова с Иэном Бэнксом.

3. У Лю Цысиня действительно какое-то иное авторское видение. Мне сложно показать на конкретных примерах, но вот сама манера изложения, мотивация персонажей, сюжетные повороты – всё какое-то слегка непривычное. Наверное, так чувствует себя инженер, которому принесли такой же прибор, который он разрабатывал, но сделанный другой фирмой, причём иностранной. Понятно, как оно работает, понятно, какие там узлы и детали, но вот нюансы – подключено по-другому, электроника немного другая, размеры другие, то есть всё вроде бы знакомое и в то же время немного не такое.

4. Интересная концепция «тёмного леса», вечной вселенской войны всех против всех. Причём, что важно, подаётся она без милитаристского пафоса (как у Хайнлайна в «Звёздной пехоте» или у Карда в «Игре Эндера»), просто вот так во вселенной обстоят дела. Как только одна цивилизация сталкивается с другой, она тут же пытается её уничтожить. Ничего личного, просто бизнес. И то, что земляне мучаются этическим вопросом, можно ли уничтожать иной разум, это такая чисто человеческая заморочка, ни у кого больше такой фигни не возникает. Тем более, что во Вселенной этих цивилизаций – завались, они постоянно возникают и исчезают, сотней больше, сотней меньше – ничего не меняет и никого не волнует (очень, кстати, такой китайский взгляд на жизнь и её ценность). При этом герои Лю Цысиня возмущаются этой ситуацией, негодуют, они вообще в основном очень добрые и милосердные. И в книгах есть очень много прочувственных слов про любовь, дружбу, гуманизм, но что поделаешь: космос – «тёмный лес» и приходится играть по его правилам.

5. Лю Цысинь постоянно подчёркивает важность развития фундаментальной науки и технологий. Все три книги просто пронизаны тем, что самое главное – технологии, у кого круче технологии, тот и побеждает. Не зря же ещё в первой книге трисоляриане наносят свой первый тайный удар именно по учёным. И вообще в целом книги концентрируются на учёных, они – основные персонажи, на них лежит ответственность, они принимают решения, в том числе и политические (и да, решения эти часто оказываются неудачными, как в случае с Чэн, именно потому что они учёные, а не военные; Лю Цысинь отлично понимает эту разницу и отлично её показывает). Да, учёные отличаются порой дикими заморочками, как героиня самого первого романа, которая сознательно выдаёт координаты Земли трисолярианам, чтобы покарать человечество. Но вот беда, без учёных не обойтись никак, приходится с ними мучиться, ухаживать за ними, холить и лелеять, чтобы они потом выдали какое-нибудь гениальное решение, которое спасёт человечество. Как, например, Ло Цзи во второй книге, да и не только он. И стоит отметить, очень точно показан дуализм фигуры Учёного, который может быть и «злым гением», и «благодетелем», причём может быть ими и последовательно, и одновременно.

Кстати, вот подумалось, а много ли у нас было за последнее время научно-фантастических книг, в которых основную роль играли именно учёные, а основным двигателем сюжета выступал процесс научных открытий и технических изобретений? Я, правда, фантастику сейчас не так уж много читаю, но что-то, мне кажется, в основном современные фантасты предпочитают выдвигать на первый план людей действия – спецагентов, преступников, наёмников и т. п. А вот учёные если и появляются, то на вторых-третьих ролях (ну, о’кей, есть «Марсианин» Энди Уира, но, мне кажется, это как раз тот случай, когда исключение подтверждает правило). А у Лю Цысиня всё прямо как в старой доброй НФ 50-60-х годов, основные персонажи – воины научного фронта.

6. Написаны книги, конечно, в куда более современной манере, с учётом современных представлений о космосе, с этической двойственностью персонажей (про всех трёх главных героев книг трудно сказать, кто они – герои или злодеи), с закрученным интригующим сюжетом. Хотя местами автор откровенно подыгрывал своим персонажам, да и насчёт «научности» всего описанного у меня есть некоторые сомнения, но тут уж не мне судить (добрые люди даже в «Марсианине» нашли ряд нестыковок именно с научной точки зрения, а уж казалось бы). Но всё равно есть ощущение приятного узнавания следования старым образцам, хоть и на новый лад.

В целом, трилогия, по крайней мере, любопытная. Стоит с ней ознакомиться и составить своё мнение. Надеюсь, что её когда-нибудь экранизируют, особенно хотелось бы посмотреть надпись на экране: «прошло восемнадцать миллионов лет…», да и на всё остальное тоже.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: palmas1
2018-11-10 11:58 pm (UTC)
Спасибо.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: Aleksey Mosyagin
2018-11-11 12:36 pm (UTC)
Спасибо за ваши рецензии.
Прочитал трилогию ранее, согласен с вашими выводами, очень хорошо вы пишете.

Edited at 2018-11-11 01:02 pm (UTC)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: motilek_1
2018-11-11 01:22 pm (UTC)
В твоём пересказе (весьма интересном и остроумном) выглядит, как выдающаяся бредятина ))!
(Reply) (Thread)