?

Log in

No account? Create an account
Про «Остров Сахалин», и тот, и другой Часть 2 - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Про «Остров Сахалин», и тот, и другой Часть 2 [Feb. 17th, 2019|07:00 pm]
olnigami
[Tags|]

Ещё несколько замечаний по отдельным спорным моментам «Острова Сахалин», тем, которые некоторые из критиков сочли авторскими и редакторскими ошибками, но это уже будет интересно тем, кто читал книгу.

Про «неразменный кусок рениума», который Сирень выбрасывает, а потом он как-то снова возвращается к ней. Рениум в структуре романа играет роль волшебного артефакта, что неудивительно - ведь вначале прямо говорится, что его добывают фактически принесением в жертву людей. Так что неудивительно, что с рениумом связаны всякие разные чудеса. Кроме того, раз он является топливом для межзвёздных перелётов, значит, он работает со структурой континуума на базовом уровне, а значит, способен изменять реальность. Или же позволять героем переходить из одного мира в другой, чуть изменённый, что, впрочем, в рамках концепции Мультивселенной одно и то же.

Вообще, по тексту можно предположить, что вся история инспирирована и организована самим рениумом с целью получить ребёнка от Сирени, а затем её внука, который должен Создателем межзвёздного двигателя, то есть мессией нового мира. Допустим, по какой-то причине земной рениум, божественный металл, оказался отделён от Небес, низвергнут на третью планету Солнечной системы, и чтобы вернуться на небеса, ему нужно воспользоваться помощью людей. А когда на Сахалине появлется Сирень, рениум начинает действовать. Сначала при помощи своего верного почитателя он отдал Сирени часть себя, достаточную, чтобы манипулировать пространством-временем, дальше свёл её с Артёмом, помог пройти через все испытания на острове и спас при обстреле острова. А в обмен забрал её синие глаза, последние синие глаза в мире****. А впрочем, может, рениум манипулировал всей историей человечества, и ядерный апокалипсис, и эпидемия зомби-вируса – тоже он! Как у Курта Воннегута тральфамадориане создают человечество только для того, чтобы с его помощью изготовить деталь для сломанного космического корабля.

Или же как в той версии, читанной мной когда-то давно где-то на просторах толкинистского сектора Рунета, что вся история «Властелина колец» движется исключительно волей Кольца, желавшего таким сложным образом попасть к своему изначальному владельцу, ну либо же (более изысканно декадентский вариант) желавшего покончить со своим существованием и выбравшим Фродо как орудие своего самоубийства.

***
В продолжение темы рениума, полагаю, это помогает решить и вопрос, смутивший комментаторов романа, о внезапно обнаружившемся в финале ребёнке и о том, кто же его отец. Насчёт биологического, земного отца тут, что называется, возможны версии, но, по всей видимости, именно рениум изменил реальность таким образом, чтобы подготовить ситуацию к появлению ребёнка, так что алименты по справедливости должен платить именно он!

И, кстати, насчёт земного отца… мне в финале грешным делом подумалось, что сцена встречи Сирени с безумным поэтом Синкаем*****(или, как я его называю, Юкио Лимоновым) после побега заключённых протекала более сложно и бурно, чем мне запомнилось, что их контакт был куда более близким до того момента, как Сирень прострелила Эдуарду Мисиме голову. Впрочем, учитывая, что мы имеем дело с «недостоверным рассказчиком» (что ещё дополнительно подчёркнуто во время разговора с учителем, когда он говорит, что записки Сирени представляют собой художественную прозу, а не исследование), кто его знает, как оно там вышло.

Такой поворот событий объяснил бы зачем понадобился дополнительный финал (а у этого романа финалов как у «Властелина колец») с воспоминаниями Синкая первой встрече с Сиренью, когда она была ещё ребенком. Впрочем, тут возможно и другое объяснение. Ведь роман помимо много прочего ещё и о творческом пути. Вернее, о двух творческих путях – один Синкая, проклятого поэта, ставшего безумцем и преступником. Другое Сирени, не столь, может быть, талантливой, но преодолевшей все искушения и ставшей настоящим поэтом, создателем книги, которая должна изменить мир. И можно предположить, что история Синкая и его стихотворение включены, вплетены в написанную Сиренью книгу, служит символом признания тёмной, дионисийской части творческой силы. Что без неё невозможен творческий подъём и перемена судьбы творца и всего мира.

**** Потерю глаз можно счесть символ потери девственности, ну а заодно и святости тоже. Ведь именно так в психоанализе трактуются ослепление Эдипа. Впрочем, я понимаю, что потерю глаз можно трактовать и как цену за выход из ада, плату царству смерти (не зря же покойникам клали монеты для Харона именно на глаза). Критики уже успели сравнить путешествие Сирени по Сахалину с «Хождением Богородицы по мукам», хотя, как по мне, тут уж скорее стоило бы вспомнить «Сошествие Иштар в преисподнюю», во время которого Иштар постепенно теряет детали одежды, а в финале гибнет. Впрочем, сюжеты этих двух повествований схожи.
***** Я, как и положено любителю аниме, оценил сарказм Веркина при выборе фамилии безумного поэта, хотя, как по мне, есть в таком сарказме нечто пошловатое.


Часть 1 https://olnigami.livejournal.com/334983.html
linkReply

Comments:
[User Picture]From: andrey_zorin
2019-02-17 04:25 pm (UTC)
Буквально пару часов назад статью про хрендостаний перечитывал :)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2019-02-18 09:01 pm (UTC)
Ага, так и есть. Впрочем, "Остров Сахалин" вообще на три четверти состоит из штампов, и нисколько этого не стесняется.
(Reply) (Parent) (Thread)