olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Categories:

О покойном отце Всеволоде Чаплине

Читал в прошлые недели в сети разные высказывания в связи со смертью отца Всеволода Чаплин. Подметил закономерность: те, кто был знаком с ним в реальной жизни, отзываются с теплотой и сочувствием, те же, кто знал его только по… чуть не написал «сценическому образу»… «медийной репрезентации»… ладно, пусть будет «по той маске, которой он любил шокировать публику», те пишут о нём негативно и даже с некоторым злорадством. Удивительное ощущение, что про разных людей вспоминают, редкий случай, когда образ в личном общении, столь отличен от того, что демонстрируется на публике.

Для меня отец Всеволод был своего рода символом эпохи конца 80-х-начала 90-х годов, когда в культуру вошло новое творческое поколение, очень яркое, талантливое и склонное превращать свою жизнь в перманентный творческий перформанс. Тогда это ведь было модно - конструировать себе придуманный образ, а потом изо всех сил его изображать, доходя до крайностей. Собственно, ведь и движение «толкинизма» во многом выросло из той же страсти к созданию и отыгрыванию ролей, сейчас даже трудно передать, насколько это было популярно, с какой невероятной притягательностью затягивало новых и новых людей.

Некоторая часть того поколения направилась в христианство, причём во все деноминации, и они принесли с собой хипповскую вольницу, беззаботность и вот ту самую привычку к отыгрыванию ролей. Причём тогда, в 90-е в церквях это воспринималось относительно спокойно, там, как и везде, хватало растерянности перед происходящим вокруг, понимание того, что старые, советские ещё схемы организации церковной жизни, уже не работают, новых ещё не выработали, люди в церкви идут потоком… это, кстати, к разговору о 90-х, которые ныне принято вспоминать к месту и не к месту, а ведь они помимо прочего были временем мощного духовного поиска (хотя поиск приводил в разные места, а кое для кого он стал сам по себе целью жизни, так они и продолжают искать и искать, нигде не задерживаясь надолго). Хотя уже тогда возникало впечатление, что яркие и талантливые видят в церкви не столько местом служения Богу, сколько заманчивой сценой для отыгрывания роли.

И вот прошли года… Из тех людей кто-то ушёл из церкви и занялся другими делами, кто-то оставил увлечения молодости и вполне искренне перестроился на стандарты поведения, принятые в церковной среде, кто-то ушёл в глухую оппозицию церковному начальству, оставшись при этом в церкви и даже в священном сане, а кто-то продолжал служить своими талантами, в том числе и способностью к перевоплощению так, как умел и как считал правильным. Отец Всеволод Чаплин с его любовью к шокирующим высказываниям (которые, пожалуй, стоило бы называть «прогонами», как было принято в той творческой среде много лет назад), умением блеснуть в свете медийных прожекторов, страстно, на разрыв аорты играя радикального фундаменталиста, на какое-то время пришёлся ко двору Московской Патриархии. Ему даже дозволяли выступать от лица Патриархии, хотя это воспринималось скорее как такое разудалое шутовство, лихой троллинг, впрочем, и сам отец Всеволод понимал свою роль и не возражал (кстати, подумалось, что самым, наверное, похожим на него деятелем из политической среды выступает Жириновский, и по манере выражаться, и по актёрству, да и функции они выполняли примерно одинаковые).

Потом отец Всеволод перестал соответствовать новому стилю церковной жизни, что постепенно сформировался при правлении Патриарха Кирилла. Тот пытался сделать из РПЦ одновременно правительственный департамент по регулированию традиционных скреп и корпорацию по оказанию населению духовных услуг, хотя не сказать, чтобы добился в этом больших успехов (РПЦ всё-таки слишком сложная и разнообразная организация, чтобы свести её к банальной бюрократической структуре). Понятно, что ни для того, ни для другого человек вроде отца Всеволода не нужен, а нужны люди чиновничьего склада, чутко улавливающие сигналы, исходящие от начальства и с лёгкостью под эти сигналы подстраивающиеся.

Впрочем, отец Всеволод и после ухода с официальной должности продолжал отыгрывать всё тот же образ, с теми же радикальными высказываниями. Похоже, маска к тому времени настолько плотно пристала к лицу, что от неё невозможно стало избавиться… К тому же у него к тому времени сформировалась своя преданная аудитория, да и СМИ он был интересен именно своим образом радикального фундаменталиста. Что ж, так бывает с актёрами одного типажа – и сам он уже ничего другого сыграть не может, и зрители от него ничего другого не ждут.
Но есть ещё одна сторона такого двойного существования –те люди, которые слушали «прогоны» отца Всеволода на полном серьёзе. Не думаю, что на его счёту столько соблазненных малых сих, как, например, у вышеупомянутого Жириновского, но, боюсь, с учётом движения «Сорок сороков» и прочих воинствующих православных на свой мельничный жернов он заработал. Так что ему остаётся уповать только на милосердие Божье, как, впрочем, и всем нам.
Tags: Заметки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments