olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Categories:

Два интервью экономистов

Послушал два интервью известных российских экономистов. Первое с Сергеем Гуриевым на канале FURYDROPS. https://www.youtube.com/watch?v=FkaU0YRSGIg

Гуриева часто интервьюируют разные СМИ, но обычно задают вопросы практические, про курс доллара, состояние экономики, направление инвестиций и т. п. А тут интервью целиком посвящено современному состоянию экономической науке, тому, какие за последние 20 лет в ней произошли изменения. Очень интересная тема, я тоже, как и автор канала об этом говорит в начале интервью, с удивлением замечаю, насколько нынешняя экономтеория сильно отличается от того, что мы проходили в ВУЗе в конце 90-х годов. Сейчас, насколько я вижу, появляется с одной стороны, куда более глубокая специализация, нет уже экономтеории вообще, есть отдельные зоны исследований, с другой стороны, происходит всё большее смыкание с иными направлениями общественных наук: социологией, политологией, культурологией, даже и психологией. В интервью Гуриев рассказывает о резком подъёме эмпирических исследований, особенно связанных с big data и новыми возможностями статанализа, а ещё о попытках проведения натурных экспериментов, которые, понятно, очень ограничены, но для экономтеории и это уже определённый прорыв, потому что отсутствие возможности подтверждать свои выводы экспериментально всегда было одной из главных проблем всех общественных наук.

Только вот, замечу, при всех этих выдающихся теоретических достижениях экономическая практика не особо-то впечатляет, что стало особенно заметно во время текущего кризиса, связанного с пандемией. Всё, что могут предложить финансовые институты развитых стран - тупо заливать проблему кредитными деньгами и поддерживать экономическую активность снижением учётной ставки до нуля. В результате экономика не растёт, денежные средства перетекают на фондовые рынки, которые всё дальше отрывается от реального сектора, а на следующие поколения возлагается всё больше новых обязательств. Замечу в сторону, что это всеобщая проблема человечества – мы сейчас проедаем наше будущее, и как наши правнуки будут разгребать всё то, что мы им оставим, я не понимаю… конечно, если они будут, эти самые правнуки.

Ещё в интервью затронули важную тему состояния экономической теории и экономического образования в России. О том, что в институтах преподают экономтеорию где-то до 60-х-70-х годов, не затрагивая современные представления и современные дискуссии (с чем я и сам сталкивался, когда учился). И что в целом уровень экономической науки в России он так и остался где-то на том же уровне, хотя вроде и новые книги переводятся, и английский язык все освоили и могут следить за актуальными изменениями теории. При этом в России всё-таки появилось несколько экономических ВУЗов и кафедр в университетах, которые держатся на мировом уровне... Тут я бы, наверное, обратил внимание на то, что общественные науки в России всё больше вступают в конфликт с нарастающей идеологизацией государства, что недавно вылилось в «зачистку» Высшей экономической школы. Экономического образование это, пожалуй, касается в меньшей степени, всё-таки пока ещё в верхах есть понимание, что без нормальной экономической школы не будет адекватного, грамотного экономического чиновничества. Но кто его знает, как оно дальше повернётся, того же Гуриева, например, выдавили из России, да и не его одного. Так что, мне кажется, в том явлении, о котором говорилось в интервью, о том, что преподаватели в ВУЗах предпочитают подробно говорить об истории экономических учений, примерно до середины 20 века, и как можно меньше упоминать современное состояние экономики, в том числе и российской, есть и определённый элемент осторожности. «Ходить бывает склизко по камешкам иным», это правило у нас в стране работало всегда.

Второе интервью – с Александром Аузаном на канале ещёнепознер. https://www.youtube.com/watch?v=z1hOtgDUDXo

Аузан как всегда затрагивает масштабные темы, может, даже порой слишком масштабные. Чем-то напоминая анекдот про то, как сова говорит мышкам, что все их проблемы решаются очень просто – им надо стать ёжиками, а на вопрос «и как же нам стать ёжиками?» гордо отвечает, что она даёт стратегические советы, а техническими вопросами не занимается. Вот, например, Аузан на вопрос об ошибках, допущенных во время экономических реформ начала 90-х годов, называет одной из таких ошибок создание системы косвенного налогообложения вместо прямого, взимания налогов с физлиц через предприятия, где они трудятся, а не самостоятельного начисления и уплаты налогов. Но я вот не понимаю, как можно было при том уровне налогового администрирования и в целом государственного управления построить такую систему. Даже и сейчас, когда возможности налоговых служб во много раз больше, в разговоре о попытке перехода к прямому налогообложению, что позволит в том числе применять диверсифицированный подоходный налог, а не «плоский», как сейчас, основным возражением против выступает именно техническая сложность администрирования такого налога.

Хотя, замечу в сторону, мне кажется, такая налоговая реформа могло бы стать действительно смелым и прорывным экспериментом, да, сложным и длительным (как минимум пять лет, а то и больше), но зато из неё могло бы выйти своего рода общее дело для экспертного сообщества, бюрократии, бизнеса, работников. На этом опыте можно было бы научиться совместному взаимодействию и стратегическому планированию. Но я понимаю, что да, «подписать» под такую задачу участников слишком сложно, да и, боюсь, нынешний уровень квалификации нашей элиты просто не позволяет осуществить работу такого масштаба и сложности.

Эту проблему Аузан упоминает и в контексте рассуждения о точках исторического выбора и о том, как принятое решение потом предопределяет развитие экономики, да и всего общества, а потом сложившаяся «колея» (как этот эффект называет Аузан) не позволяет измениться, либо требует существенной «ломки». Вообще да, стоит подумать о том, что бы произошло, если бы российские элиты принимали другие решения в точках исторических развилок, хотя бы для того, чтобы потом, оказавшись перед новым выбором, принять лучшее, более эффективное решение.

Ещё мне показалось любопытным упоминание (к сожалению, брошенное вскользь и, увы, не развитое интервьюером) о планах российской власти по перезапуску промышленности. В принципе, о том, что наверху бродят какие-то смутные идеи использовать резервные фонды на резкий экономический бросок, говорилось много, но, кажется, впервые это подтверждает эксперт такого уровня, действительно близкий к правительству (чуть ли не половина нынешнего высшего состава экономических органов его ученики). Но пока я так смотрю нет никакой конкретики и непонятно, будут ли вообще реализованы эти планы. Вполне возможно, что им не удастся воплотиться в жизнь из-за сложившегося равновесия элит. Тот, кто будет контролировать использование резервного фонда, получит в свои руки слишком много ресурсов, а соответственно и власти, так что наш «узкий круг» принимающих решения, наши Неизвестные Отцы, говоря словами Стругацких, просто не дадут никому из своих такое преимущество, тем паче в условиях начавшегося транзита верховной власти.
Ещё одно неплохое замечание Аузана – о том, что переход к рентной экономике равнозначен выходу на пенсию всей страны. И что как после открытия Самотлора СССР расслабился и перестал задумываться о стратегии развития, так и нынешняя Россия пребывает в том же дурмане нефтяного экспорта. А вот как от рентной экономики или даже шире – организации общества вокруг ренты и соответствующего образа мышления перейти к другой модели, тут, насколько я вижу, ни Аузана, ни у кого-либо ещё нет ответа. Аузан всё же пытается сохранять оптимизм и надеется на изменения к лучшему, но и у него чувствуется некоторая нотка разочарования, вполне понятная, всё же он так или иначе участвовал в принятии экономических и политических решений последние тридцать лет, и пытался изменить ход событий, вывести Россию из той самой пресловутой «колеи», ну и не особо-то чего получилось.

Ну и по другим вопросам интервью Аузана тоже стоит послушать и поразмышлять над его ответами. Такое сложное комплексное видение происходящего в стране, понимания насколько сложны процессы, идущие в обществе, сейчас нечасто встретишь. Хотя, повторю, мне кажется он порой слишком увлекается стратегическим видением и игнорирует технические возможности по практической реализации своих замыслов.

Жаль только, что оба интервью существуют только в формате видео, без расшифровки, неудобно это как-то, особенно если нужно привести точную цитату.

А ещё на том же канале ещёнепознер недавно появилось интервью с Натальей Зубаревич, исследовательницей региональной экономики России, и вместо разговора о том, как у нас всё плохо, ведущей решил поговорить с Зубаревич о путешествиях и любимых книгах, что получилось очень мило. А про российские регионы и так всё понятно, ничего там нет хорошего, да и Зубаревич в других передачах много о них говорит, чего уж в очередной раз повторять и нагнетать мрачность. https://www.youtube.com/watch?v=4GJB9Q890OY
Tags: Заметки, Ссылки
Subscribe

  • Итоги года, личное

    Вслед за мировыми и страновыми итогами напишу и о себе. Впечатления от прошедшего года крутятся в основном вокруг всё той же пандемии. Локдаун и…

  • Итоги года, отечественное

    Продолжая подведение итогов 2020 года, перенесёмся в Россию. Здесь так же, как и везде в мире, основным событием стала пандемия, и точно так же, как…

  • Итоги года, мировое

    По традиции, придя немного в себя после предновогодней суеты, начинаю подводить итоги года. Первым под раздачу пойдут итоги общемировые. В ушедшем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments