olnigami (olnigami) wrote,
olnigami
olnigami

Categories:

Так, некоторые мысли

Не хотелось писать мне о седьмой книге Поттерианы, совсем не хотелось, но прочел вот эту запись и пришли в голову кое-какие простые и вполне очевидные вещи по поводу Поттерианы, некоторые факты, на которые я раньше не обращал внимания ну и кое-какие выводы из этих фактов. Внимание – под катом спойлеры из седьмой книги.

1. Гриффиндор и Слизерин.

Это не сразу заметно, но от книги к книге все больше нарастает ощущение, что благородные и великодушные гриффиндорцы сразу теряют все свое благородство и великодушие, как только речь заходит о Слизерине. Вспомним. Знаменитая сцена у озера. Мародеры против Снейпа, четверо против одного и последовавшая за тем безобразная сцена, о которой даже сильно недолюбливающий Снейпа Сириус Блейк вспоминает с изрядным смущением. Далее. Отношения. между Гарри и Драко. Конечно, до такого, что было между Снейпом и Мародерами, у них не доходит, но все же – стоит только произойти чему-то подозрительному, на кого Гарри думает в первую очередь? На Драко. Да, нельзя не признать, что в большинстве случаев Гарри оказывается прав, но все же – ожидать от другого человека исключительно подлости, всегда подозревать его во всех возможных грехах и упорно не замечать того хорошего, что в нем все-таки есть, благородством это ну никак не назовешь. Да и использование Оборотного Заклятия во втором томе для того, чтобы вытащить из Драко нужную информацию – некрасиво это, не по-рыцарски.
Идем дальше. История Тома Ридла – это вообще блеск. Не буду повторять всех аргументов mystery_kepper, замечу лишь, что Том Ридл, что бы там ни говорил Дамблдор, это ну никак не педагогическая ошибка, потому что со стороны Дамблдора никакой педагогики не было, а было лишь презрение и недоверие, с самой их первой встречи. Более того, некоторые особенности поведения Дамблдора наталкивают на мысль, что он с самого начала задался целью вырастить из Тома Ридла Темного Властелина, разделившего свою душу на хоркруксы. Прямых доказательств этому в тексте нет, но все же Дамблдор весьма неплохо осведомлен о том, что делает Том и о том, где он поместил хоркруксы, да и тот факт, что Дамблдор во время не вмешивается в события и дает возможность Тому-Воландеморту вытворять все, что угодно, как во время его первой попытки придти к власти, так и впоследствии, когда директор дает Воландеморту возможность набраться сил и восстановить былое могущество, тоже наводит на нехорошие подозрения. Сдается мне, хотел Дамблдор посмотреть на хоркуруксы, так сказать, в реале, но свою душу ему жалко было, а вот душу слизеринца не жалко совершенно, что он впоследствии, в седьмой книге совершенно замечательно продемонстрирует на Снейпе.
На тему взаимоотношений Дамблдора и Снейпа мне говорить особо и нечего, тут уже la_cruz высказалась в полной мере, мне остается только скромно присоединиться к ее высказыванию. Ну и добавить, что все же со временем у Дамблдора появляются какие-то отголоски человеческих чувств к Снейпу, но не более чем отголоски, смутная тоска по тому, что могло бы быть, повернись события иначе, и когда доходит до дела Дамблдор сочувствие к Снейпу с легкостью отбрасывает и буквально заставляет его пойти на убийство, что, опять же, можно назвать как угодно, но ни благородством, ни великодушием здесь и не пахнет.
Отношения Гарри и Снейпа – это практически точная копия линии Гарри и Драко, и опять же, нельзя не признать, что Снейп ведет себя по отношению к своему ученику совершенно некорректно (но исходя из седьмой книги у него есть на это психологическое основание – видеть глаза любимой Лили на ненавистной роже Джеймса:), от такого любой бы крышей поехал), но и Гарри не хочет понять Снейпа до самого последнего момента, до тех пор, пока не узнает о его истинных мотивах...
И наконец история из 6-ой книги, очень много говорящая о Дамблдоре и о его отношении к Слизерину – история со Слагхорном, на которого директор натравливает своего бойцового Мальчика-Со-Шрамом. История замечательная во всех отношениях. Во-первых, Дамблдор сам приглашает Слагхорна в Хогвартс, гарантируя ему безопасность от Воландеморта, во-вторых, буквально заставляет Гарри пойти на допрос Слагхорна, а Гарри от этого дела старается всеми силами откосить (у Гарри хорошее чутье, он понимает, что директор его втягивает в подлую интригу, но, увы, слишком доверяет Дамблдору, ведь он же свой, гриффиндорец), даже подсовывает Гарри склянку с Напитком Удачливости, и Гарри, преодолев смущение, пытает бедного старика, по-настоящему пытает, то, что он делает, это даже поотвратительнее Круцио будет (а потом читатели удивляются, почему Гарри так легко применяет Недопустимые Заклятия в седьмой книге... так ведь оттуда все идет, от того, что Дамблдор его научил: «в крайних обстоятельствах допустимы крайние меры»). И для чего все это делается? Что такого знает Слагхорн, чего не знает Дамблдор? Да все директор прекрасно знает и без этих воспоминаний, но ему нужно, во-первых, рассказать о хоркруксах Гарри и сделать это максимально запоминающимся образом (и с использованием наглядных пособий в виде воспоминаний Слогхорна, Дамблдор же у нас педагог, сцуко профессионал), во-вторых, еще раз показать Гарри, что от Слизерина ничего хорошего ждать не приходится, что они там все гады ползучие, а потому с ними можно поступать сколь угодно гадко.

2. Доверие.

неприятная тема, честно, очень неприятная, но раз уж я начал про «Гарри Поттера» писать, то что поделаешь, придется и об этом тоже высказаться.
В Поттериане мы видим несколько слизеринцев, которые, фигурально выражаясь, тянутся из тьмы к свету, то бишь к отдельным гриффендорцам. Как это часто бывает с людьми закомплексованными и неуверенными в себе, они отчаянно ищут для себя фигуру для подражания, друга, наставника, может, даже лидера, который, как они надеются, примет их в свое общество, поможет обрести друзей и некоторое самоуважение. Естественно, на такую роль больше всего подходят истинные гриффиндорцы – великодушные и благородные, смелые, с чувством собственного достоинства, умеющие дружить и радоваться жизни. Соответственно, слизеринцы к ним так и тянутся, ну а в ответ получают... то, что получают.
Ну чтобы стало понятнее, разъясню на примерах.
Северус и Лили (ну и, пожалуй, Северус и Джеймс). Что притягивает Северуса в Лили? Ее внутренняя чистота, благородство, доброта и великодушие. Об отношениях между Северусом и Джеймсом мы знаем немногое (гм, и в принципе, не слишком доброе), но все же можно предположить, зная, что Джеймс был прирожденным лидером и его было невозможно не любить, что застенчивый Снейп к нему чувствовал некоторую тягу, хотел приблизиться и может даже войти в круг его друзей, завоевать его доверие. Ну а закончилось все тем, что Джеймс увел у него девушку (впрочем, она особо и не сопротивлялась), и, само собой, известной сценой у озера, искорежившей душу Снейпа на всю оставшуюся жизнь.
Про Снейпа и Дамблдора уже все написала la_cruz, мне тут опять добавить нечего, кроме того, что ощущения от этого всего очень муторные. После выхода шестой книги было очень популярно высказывание "Я доверяю Снейпу, потому что ему доверял Дамблдор", а вот оказалось, что все было наоборот, Снейп доверял Дамблдору, искренне, до глубины изломанной души, а Дамблдор его просто использовал, потому что Снейп - слизеринец и потому гад, а гадов можно использовать как хочешь для торжества добра и справедливости.
Драко и Гарри. Хм. И еще раз хм. Драко так старательно привлекает к себе интерес Мальчика-со-Шрамом, что это даже как-то неудобно. И неприятно – то, как Гарри упорно не хочет признавать в Драко ни врага, ни друга. Слизеринец, и все тут. Опять же, гад ползучий, достойный только презрения. А ведь Драко так хочется, чтобы Гарри проявил к нему хоть капельку той доброты и того доверия, которую проявляет к Рону и Гермионе, но нет.
Так, кто у нас еще остался? Да, конечно, Слогхорн. Старый Слогхорн. Тщеславный, капризный, любящий роскошь, ищущий выгодных знакомств со знаменитостями. Он ведь и в Хогвартс вернулся не потому, что доверился своему коллеге и старому приятелю Дамблдору, не потому что хотел помочь сыну своей ученицы, нет, он всего лишь хотел завести новые знакомства и поблистать как встарь. Типичный слизиринец и гнида, как все они, а значит с ним можно и так:

— Я не… я полагаю, ты не помнишь, как это было, Гарри? — спросил он.
— Нет. Мне было всего год, когда они погибли, — сказал Гарри, глядя на пламя свечи, помигивающее от тяжелого дыхания Хагрида. — Но с тех пор я немало узнал о том, что произошло. Мой отец погиб первым. Вы знали об этом?
— Я… не знал, — ответил притихший Снобгорн.
— Да… Вольдеморт убил его и перешагнул через его тело к моей маме, — проговорил Гарри.
Снобгорн передернул плечами, но, казалось, был не в силах оторвать полный ужаса взгляд от лица Гарри.
— Он велел ей убираться с дороги, — безжалостно продолжал Гарри. — Он говорил мне, что ей не обязательно было умирать. Ему нужен был только я. Она могла убежать.
— О, ужас, — выдохнул Снобгорн. — Она могла… ей не нужно было… Это ужасно…
— Именно, — сказал Гарри, его голос был едва громче шепота. — Но она не двинулась с места. Отец уже умер, но она не хотела, чтобы и я тоже. Она умоляла Вольдеморта. Но он только смеялся…
— Довольно! — внезапно сказал Снобгорн, поднимая трясущуюся руку. — В самом деле, мальчик мой, не нужно больше… Я старый человек… не нужно мне слышать… Я не хочу слышать…
— Я забыл, — соврал Гарри, как подсказал ему Феликс Фелицис. — Она вам нравилась, так ведь?


Вывод по первым двум пунктам:
Гриффиндорцы очень четко делят окружающих на своих (со своего факультета), полусвоих (с Хаффлапа и Равенкло) и чужих. И мораль у них очень сильно отличается в зависимости от того, с кем они имеют дело, со своими, с полусвоими или с чужими. Можно называть это "двойной моралью", можно еще как нибудь, как хотите.

3. Любовь

mystery_kepper пишет:
«В книгах Ро вообще есть ужасающая вещь, которая не заметна сразу, только при внимательном прочтении (однако в подсознании она откладывается сразу!): Тома Реддла. Волдеморта, нельзя любить. Невозможно его любить взрослым, бо он ТЛ, невозможно ребенком, ибо он и тогда был плохим, доминировать любил и все такое

А я больше того скажу. В Поттериане с любовью дела обстоят следующим образом. Любви там много, очень много. Любовь материнская и отцовская, любовь между мужем и женой, любовь между друзьями, между учениками и учителями, есть и первая наивная подростковая любовь, и взрослая, прошедшая испытания и устоявшая в этих испытаниях. Есть любовь жертвенная – очень много прекрасной жертвенной любви. Лили жертвует собой ради сына, Тонкс жертвует собой ради любви к Ремусу Люпину, Молли готова на все ради своих детей и мужа, даже гнусные Малфои и те ради спасения сына готовы рискнуть собственными жизнями, много, много жертвенной любви, все даже и не перечислишь. Одной лишь любви в Поттериане нет совершенно:
«Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Матф.5:43-45)
Нет в Поттериане любви к врагам, а потому как бы там замечательно не было с любовью, она никогда не поднимается до уровня христианства, а так и остается с ветхозаветным: «люби ближних, ненавидь врагов».
Один только раз в самом конце седьмой книге Гарри делает что-то вроде прощающего жеста по отношению к Воландеморту, только вот не верю я Гарри в этой сцене. И никто не верит, даже и сам Гарри. Потому что нет в мире Роулинг такой любви, чтобы отдать жизнь за врагов своих. Просто нету. Вот и все. А потому здесь не может быть раскаяния, не может быть прощения, не может быть абсолютного переворота в человеческой душе. Поэтому люди, чью жизнь спас Гарри (а он их спас не из любви, а только из гриффиндорского «благородства»), свое отношение к Гарри и к собственной жизни никак не меняют. Ну то есть они чувствуют, что обязаны Гарри, но это просто чистая ветхозаветная арифметика «око за око». Он спас мою жизнь, значит, я тоже должен его один раз спасти – и мы квиты. А дальше опять будем врагами, вот и все.


Ну ладно, пожалуй, достаточно на сегодня. Остальные выводы и всякие теоретические размышления последуют завтра, если будет время и желания. Что-то меня утомляет эта книга. Чем больше с ней разбираюсь, тем пакостнее она мне кажется, уж извините за такую прямоту.
Tags: Заметки
Subscribe

  • Книжные скидки

    Библейско-Богословский институт в часть своего 30-летия объявил скидки на несколько своих книг, но только до конца года. Два дня ещё осталось, можно…

  • Два интервью экономистов

    Послушал два интервью известных российских экономистов. Первое с Сергеем Гуриевым на канале FURYDROPS. https://www.youtube.com/watch?v=FkaU0YRSGIg…

  • Семинары по истории церкви

    Тем временем я выложил на ю-тубе ещё несколько записей зум-конференций по истории церкви и свёл их в один плейлист.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 126 comments

  • Книжные скидки

    Библейско-Богословский институт в часть своего 30-летия объявил скидки на несколько своих книг, но только до конца года. Два дня ещё осталось, можно…

  • Два интервью экономистов

    Послушал два интервью известных российских экономистов. Первое с Сергеем Гуриевым на канале FURYDROPS. https://www.youtube.com/watch?v=FkaU0YRSGIg…

  • Семинары по истории церкви

    Тем временем я выложил на ю-тубе ещё несколько записей зум-конференций по истории церкви и свёл их в один плейлист.…