?

Log in

No account? Create an account
Ислам и Европа - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

Ислам и Европа [Sep. 19th, 2006|11:38 pm]
olnigami
[Tags|]

Статья в “Газете.ру” о гневной реакции мусульманской общественности на высказывание Бенедикта XVI о джихаде. Папа Римский процитировал довольно неприязненный отзыв византийского басилевса об уничтоживших Византию мусульманах, тем самым скромно намекнув, что у исламистов, которые по поводу и без повода вспоминают Крестовые походы, тоже есть свои «скелеты в шкафу», о которых они стараются умалчивать. Причем намек был оформлен не в виде буллы или официального выступления, а всего лишь лекции. Но мусульманская «улица» как всегда использует любой повод, любое высказывание, чтобы в очередной раз закатить громкий истеричный скандал. Что поделать, радикальный ислам ищет конфликта и сознательно провоцирует Запад на конфликт. Воинствующим традиционалистам важно вовлечь в конфликт как можно больше количество мусульман, а лучший способ для этого – нагнетание истеричной обстановки и атмосферы общей взбудораженности. Радикальному исламу выгодно цепляться к самым невинным фразам и поступкам, потому что в ответ на ислам (на весь ислам, без различия оттенков и нюансов) обрушатся обвинения в дикости, отсталости и отсутствии культуры, что, в свою очередь, вызовет еще большее негодование среди мусульманских масс. В этом отношении не было для радикальных исламистов более полезной фигуры, чем недавно умершая Ориана Фаллачи, но, надо полагать, ее место займут идейные последователи, которые продолжат подливать масло в огонь «столкновения цивилизаций» к вящей радости радикалов как с той, так и с другой стороны.
Попытки успокоить ситуацию, призвать исламистов к согласию, диалогу и мирному сосуществованию пока что пропадают втуне. В немалой степени это происходит потому, что стороны не в состоянии понять друг друга. Тот же Бенедикт рассматривает джихад не как актуальный и животрепещущий вопрос, а как некое давнее историческое событие, которое имеет к современному исламу такое же отношение, какое крестовые походы имеют к современному католицизму. Кажется, что еще немного и он вполне искренне предложит мусульманам покаяться за то, что они когда-то прошли огнем и мечом по Малой Азии, Африке и Пиренеям. Но для мусульман джихад – не призрак из прошлого, а один из самых животрепещущих вопросов современности. Для них религия – не один из возможных взглядов на жизнь, а центр, смысл и основа существования. Свою точку зрения они переносят на Запад, и все так же и ассоциируют его с христианством, и видят в словах Папы Римского выражение общего мнения Запада, что для Запада, опять же, дико и непонятно. Взаимное непонимание провоцирует агрессию, и мирный, спокойный Запад не знает, что с этим делать. Ислам пользуется западным принципом плюрализма, чтобы навязывать свою точку зрения, а Запад одновременно боится потерять купленные дорогой ценой демократические принципы, показать свою слабость перед мусульманами, которых становится все больше и больше внутри самого западного общества. Запад оказался в неприятной ситуации, когда любой поступок влечет за собой негативные последствия, а бездействие ничего не решает и делает ситуацию только хуже.
Сложившаяся ситуация чем-то напоминает проблему с революционерами-террористами в царской Росси. Убивая чиновников, они вынуждали царизм прибегать к жестоким мерам, и в результате обретали ореол мучеников и возможность обвинить противную сторону в беззакониях и преступлениях. Точно так же, как нынешние мусульманские радикалы, боевики тех времен пользовались широкой поддержкой среди разных слоев населения, политической и финансовой поддержкой. Точно так же власть предержащие ничего не могли поделать с терроризмом. Попытки организовать ответный “белый террор” еще больше дискредитировали правительство, монархистов и умеренных консерваторов. Тогдашнее противостояние закончилось гражданской войной, которая смела и террористов, и правительство, и умеренных. Мне бы хотелось ошибиться, но что-то все больше кажется, что нынешний конфликт между исламом и либеральным гуманизмом тоже закончится большим кровопролитием.
linkReply