?

Log in

No account? Create an account
О Кальвине, ч. 2 - Флегматичный циник [entries|archive|friends|userinfo]
olnigami

[ website | My Website ]
[ О журнале | livejournal userinfo ]
[ Предыдущие записи | journal archive ]

О Кальвине, ч. 2 [Jun. 7th, 2008|11:34 pm]
olnigami
[Tags|, ]

В продолжение темы Кальвина и кальвинизма, выскажу своё сугубо субъективное мнение о великом богослове и о его учении.

О личности Кальвина. Человеком он был, без сомнения, выдающимся. Во-первых, он был первым систематическим богословом Реформации. Лютер и другие реформаторы написали немало, но они больше занимались полемической борьбой на два фронта – с католиками и с гуманистами, и это придавало их работам оттенок сиюминутности. Кальвин же писал свои наставления медленно, методично, не отвлекаясь на суету века сего, писал на века.
Во-вторых, Кальвин не был чистым теоретиком, он активно занимался организаторской деятельностью и в Женеве, и по всей Европе. К его эксперименту по созданию в Женеве аскетической христианской коммуны можно относится по-разному, но не стоит забывать: Кальвин в Женеву не с Марса прилетел, сами же горожане его пригласили и поддержали его начинание. Так что умения зажечь и повести за собой людей у Кальвина хватало. Только вот, как это часто случается с энергичными людьми, Кальвин отличался импульсивностью и вспыльчивостью. А если уж кто вставал у него на пути или пытался противоречить неукротимому реформатору, то для кого-то это могло выйти боком. История жестокого разгрома женевской оппозиции и процесс над Мигелем Серветом, завершившийся костром на площади, мрачное тому свидетельство.

О богословии Кальвина. По-моему, Кальвина в его размышлениях о предопределении и свободе воли подвела упёртость на логике и склонность доводить мысль до крайности (да, в качестве важного штриха к портрету Калвина стоит упомянуть его интеллектуальную честность – в своих сочинениях он никогда не виляет и не напускает туману; по воспоминаниям современников, его честность в делах управления соответствовало его честности как ученого, после себя он не оставил почти никакого имущества). В результате, в его богословской системе для человеческой воли места просто не осталось. Человек по Кальвину живет исключительно греховной жизнью до тех пор пока Бог, исходя из каких-то неведомых соображений, не «вдарит» ему по мозгам благодатью, после чего у человека резко открываются глаза и он становится способен жить безгрешной жизнью. Я тут несколько утрирую, но тем не менее – в этой системе взглядов Бог выглядит как кукловод... ну или даже скорее как шахматист... аутичный шахматист, который одни фигуры покрасил черной краской, другие - белой, и теперь играет тихо сам с собою...
Должен сказать, несколько отвлекаясь от основной темы, вопрос о предопределении – это один из тех вопросов христианства, по которым крайне сложно прийти к однозначному и непротиворечивому мнению. С одной стороны, действительно, если Бог автономен, то человеческие решения никак не могу на Него повлиять. С другой, мы знаем, что Бог дал Своим созданиям волю и возможность выбирать, быть с Ним или против Него. Как совместить эти два представления не так-то просто сказать. Впрочем, есть многие вещи в христианстве, которые нашему человеческому разуму кажутся несовместимыми. Нам тяжело совместить Ветхий и Новый Заветы, трудно понять, как одна Сущность может проявлять Себя в трех Ипостасях, как во Христе сочетались человеческая и божественная природы... Соотношение между предопределением и свободой воли – проблема того же ряда, и на вопрос: «так все-таки – предопределение или свобода воли?» я отвечу: «предопределение не отменяет свободы воли, свобода воли не отменяет предопределения». Может, со временем я смогу дать лучший ответ на этот вопрос, может, я глубже проникну в этот парадокс, но сейчас у меня другого ответа нет.
Возвращаясь к Кальвину – немного скажу о последствиях, к которым привели его учение и его жизнь. Его вклад, и богословский, и организаторский, в реформаторское движение огромен, но, к сожалению, в историю он вошёл исключительно как сторонник идеи абсолютного предопределения. Это было связано с тем, что группа реформаторских богословов («арминиане» по имени одного из профессоров, участвовавших в этом движении) резко выступила против учения об абсолютном предопределении, и этот спор стал одним из самых известных богословских споров в истории протестантского движения.
linkReply

Comments:
[User Picture]From: ninaofterdingen
2008-06-09 07:13 am (UTC)
Считать одного Кальвина виновником этого настроения или склада характера, как тут его назвать, конечно же нельзя. Он его выразил очень хорошо, сказал нужные слова в нужное время, и всё пришлось по мерке и очень кстати - прекрасное обоснование того, что людей надо делить на две неравные части. Не его мораль хуже моей, а он сам хуже, чем я - что-то ужас как знакомое, на находишь?:)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: olnigami
2008-06-09 07:36 pm (UTC)
"Нужные слова в нужное время" - да, это, пожалуй, верно. Реформаторская церковь только-только начала формироваться как институт. И ведь так и не сформировалась - разошлась на различные течения. Ну и как водится, те, кому хотелось отделиться от мира, нашли в учении Кальвина обоснование для своего желания. Сам Кальвин навряд ли предполагал такие последствия, он просто излагал то, как представлял себе христианство, ну а уж этим воспользовались потом по разному.
Есть такой старый анекдот, не знаю, слышала или нет. Попадают на небеса православный, католик и протестант. Ап. Павел им говорит:
- Так, заходите ко мне по одному, будем говорить о вашем богословии.
Заходит католик, через полчаса выходит, скорбно:
- Да... с непорочным зачатием Марии мы того... поторопились...
Заходит православный, через полчаса выходит, скорбно:
- Да... с иконами у нас того... нехорошо получилось...
Заходит протестант. Час нет, два нет, потом выходит апостол Павел, за ним протестант - размахивает Библией и орет:
- Но ведь написано же! написано!
Апостол Павел, скорбно:
- Да.. И зачем я это написал?
(Reply) (Parent) (Thread)