Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

возле сфинкса, питер

Книжный флешмоб, книга 10, последняя

Не прошло и года, как я всё-таки решил закончить флешмоб #10дней10 книг, в который меня втянул esdra. Сегодня, правда, будет не про саму книгу (хотя она замечательная), а про то, какую роль она сыграла в моей жизни.

В десятом классе к нам в школу пришла новая учительница литературы, которая действительно оказалась преподавателем высшего разряда. Она не только мгновенно навела порядок в классе (изрядно разболтавшемся при предыдущей учительнице, молодой, кажется, только-только из вуза, уж не знаю, как нашему завучу пришло в голову отправить её к безбашенным старшеклассникам), но и показать нам, насколько захватывающим может быть процесс чтения и обсуждения книг. Мало того, ей удалось разговорить и научить писать сочинения даже самых отпетых двоечников, всю свою предыдущую школьную жизнь демонстрировавших полное равнодушие и глухоту к литературе.

Вдобавок в выпускном классе мы наконец-то перешли к изучению литературы XX века, которая, как мне тогда казалось, намного интереснее замшелой классики. Замечу в сторону, я и сейчас считаю, что в школьном курсе литературы нужно резко увеличивать изучение Серебряного века, та литература и по времени нам ближе, а потому гораздо понятнее, и есть в ней тот яркий бунташный дух, который всегда импонирует подросткам. В книгах того периода гораздо заметнее проявляются индивидуальные авторские черты, на них куда больше влияют биографии авторов, и это хороший повод поговорить об истории России и СССР; я считаю, что начинать знакомиться с историей лучше именно с художественных произведений, а потом, когда появляется интерес, углублять знания посредством нон-фикшна.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Контекстная реклама

Сыграю сегодня в любимую пользователями фейсбука игру: поделиться тем, что им показывает контекстная реклама Озона. У меня сегодня выпало:

- шеврон с надписью «Те, кто останется в живых, будут завидовать мёртвым» и фигуркой Джона Сильвера из мультфильма
- книга «Хребты безумия» сами-знаете-кого
- маска-респиратор стильного чёрного цвета.

По-моему, идеальное сочетание. И на сегодня, и на весь 2020 год.

Что характерно, товары, выдаваемые рекламой Озона у меня в ленте, меняются, и только «Хребты безумия» повторяются из раза в раз. Кажется, Озон что-то про меня знает такое, что я и сам не знаю. Я уже думаю, может, купить уже наконец книгу, может, она после этого исчезнет. Впрочем, лучше бы такое же, но только с перламутровыми пуговицами, в смысле в подарочном издании. А что, мне кажется, должно быть и такое, я вон там же на Озоне как-то видел подарочное издание «Молота ведьм», и озадачился: кому ж такое дарят-то…
возле сфинкса, питер

Книжный флешмоб, 9 книга

В режиме ленивца продолжаю свой рассказ о книгах, которые на меня повлияли, в рамках флешмоба #10дней10книг, к которому меня подключил esdra . Сегодня будет Достоевский наш, Фёдор Михайлович. Я долго думал, какой именно его роман выбрать, потому что все они хороши по-своему и все значительно опередили своё время. «Преступление и наказание» - экспрессионистское блуждание в лабиринтах поражённого горячкой разума, в котором почти все персонажи выполняют роль кривых зеркал, в которых главный герой видит свое отражение, и повествование по сути сводится к назойливым, на грани бреда внутренним диалогам, а свободу и раскаяние герой обретает только оказавшись на каторге, вне своего адского внутреннего мирка. Достоевский одним из первых, если не первый, использовал этот приём, в котором город становится отражением безвыходного лабиринта человеческой души, а душа – отражением жуткого, мрачного, давящего, антигуманного города, и два эти отражения проецируются друг на друга, создавая дурную бесконечность, выпивающую из её обитателей всё человеческое, превращающую их в дурную пародию на людей. Потом нечто подобное попытается изобразить Андрей Белый в «Петербурге», но выйдет не так органично и проникновенно, как у Достоевского.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Солдат стихосложения

Ещё к теме литературы Северо-Запада. Нашёл у себя в архиве рецензию на сборник стихов Натальи Горбаневской, из как раз тех авторов условной «литературы Северо-Запада», о которой я говорил в своём видео. В упор не помню, для кого я это писал, но точно для кого-то, сам по себе я книги стихов не рецензирую, не считаю себя для этого достаточно компетентным. А тут взялся, с предсказуемым, увы, результатом. Не помню, взяли у меня этот текст для печати или нет, но вряд ли, слишком уж он длинный и невразумительный.

Но раз уж у меня есть виртуальный дневник, почему не «подшить» к нему этот текст, пусть хоть так останется. И можно сделать вид, что это черновик или там набросок статьи, а если бы я его довёл до ума – о, такая бы вещь вышла… но будем честны, такой текст исправить можно только шредером (или форматированием диска). Насколько я помню, эта рецензия и ещё несколько ей подобных окончательно убедили меня в том, что литературного критика из меня не выйдет, увы.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Река детства

К предыдущей записи – рецензия на книгу Чеслава Милоша «Долина Иссы», написанная когда-то давно для журнала «Контрабанда».

Collapse )
возле сфинкса, питер

Подборка литературы Северо-Запада

Выложил на ю-туб видео о подборке книг русско-польско-литовских писателей, несколько условно обозвав это явление литературой Северо-Запада (беда, конечно, с этими географическими обозначениями сторон света, слишком уж зависят от того, где ты сам находишься)
https://www.youtube.com/watch?v=G70M9R7vpEo

Есть в писателях и поэтах тем мест нечто особенное, что не так-то просто сформулировать. Возможно, это оставшийся культурный след Великого княжества Литовского, некогда существовавшего на этих землях. Политически оно давно исчезло, но в пространстве человеческой мысли, в том, что принято называть ноосферой, ничего не пропадает, в этом пространстве и Древний Рим по сей день живее многих живых.

Сюда же прикладываю заметки, сделанные при подготовке видео, и ещё выложу две рецензии, которые нашёл у себя в архивах, на ту же тему.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Крапивин RIP

Увидел в новостях, что умер Владислав Крапивин. Пытался вспомнить какую-то из его повестей, что читал давно в детстве, в журнале «Пионер», что-то про мальчика, обнаружившего в метро станцию, которой не было в схеме, и через эту станцию открывался проход в другой мир… или что-то вроде того. Немного яндексной магии – вуаля, нашёл, называется «Застава на Якорном поле». Помню, на меня в детстве эта повесть производила завораживающее впечатление, наверное, из-за того ощущения возможности чуда, того, что есть где-то иной, подлинный мир, где нет смерти, нет горя, и в тот мир можно попасть, хотя главному герою это удалось довольно рискованным способом. А может, из-за атмосферы – искрящейся эмоциями, загадками, намекающими намёками на то, что это лишь часть некоего большого мира (да, про то, что «Застава на Якорном поле» - часть цикла о Великом Кристалле, я узнал гораздо позже).

Ещё у меня в отдельном издании была повесть «Оруженосец Кашка», которую я, кстати, никак не ассоциировал с «Заставой на Якорном поле», слишком уж разными по стилю были произведения, ну а то, что фамилия автора и там, и там одинаковая, меня нисколько не смущало, мало ли, может, однофамильцы. Но тоже ведь, если вдуматься, необычная история, про детей в пионерлагере, соревнующихся в стрельбе из лука. И вроде бы абсолютно реалистичная, никаких фантастических элементов, и при этом оставляющая всё то же ощущение иного мира, иных правил общения, взаимодействия, отношений… Вообще, это была любимая тема Крапивина – объединить детей через некое особое дело, которое позволяет каждому участнику раскрыться и вырасти над собой. А ещё лучше сформировать такой отдельный, полутайный орден со своими ритуалами, обычаями, принимать туда только лучших и достойных.

Потом, с годами у меня несколько поменялось отношение к этой идее-фикс Крапивина – местами в ней явно проявлялся мотив отделённости, аристократизма и превосходства над унылым мещанством или злым хулиганьём. Да и за героическими крапивинскими мальчиками с их несгибаемостью и принципиальностью порой начинали проглядывать жутковаты призраки Николая Островского и Айн Рэнд. С другой стороны, я понимаю, что такие тайные общества, ордена и ложи являются одним из способов социальной организации, и могут быть использованы как для добрых дел, так и для злых, что мы в истории неоднократно видели… а так же видели, как то, что они считают добрыми делами, другие считают злыми и наоборот, так что репутация у тайных организаций всегда и везде была, мягко говоря, противоречивой.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Книжный флешмоб, 8 книга

Ещё одна книга из флешмоба #10дней10книг, в который я влип благодаря esdra и про который все участвующие в нём уже давно забыли, а я всё же хочу довести до конца. И причиной стало то, что путешествие по книжным полкам чертогов разума неожиданно оказалось куда интереснее, чем я думал поначалу. С каждой книгой в этом флешмобе связано нечто личное, каждая из них – часть меня, они тесно переплелись с моей судьбой, и оказалось, что воспоминания о тех книгах, которые сыграли большую роль в моей жизни, хороший способ познать себя, согласно старинному девизу. Конечно, таких книг куда больше десяти, и я даже не могу сказать, почему отобрал именно эти… наверное, получается нечто вроде психологического теста – назвать те вещи, которые первыми приходят в голову, автоматически, без раздумий, а потом пытаться понять, почему именно они и что такой выбор обо мне говорит.

Сегодня будет Виктор Пелевин «Чапаев и Пустота». Тут, наверное, правильнее было бы назвать рассказ «Проблема верволка в средней полосе России», первый из прочитанных мной пелевинских рассказов, в одном из «чёрных молодогвардейских» сборников (да, были времена, когда Пелевин числился по классу фантастики, и да, я настолько стар, что читал в бумажном виде «чёрные сборники», сейчас это звучит примерно как «я читал Петрония ещё когда его переписывали на свитках»). Или же рассказ «Спи», который меня заворожил своей жутью, навсегда врезался в память. Я его часто вспоминаю, когда наблюдаю за окружающим миром, да и за самим собой, что уж там говорить – например, каждый раз под Новый год я пытаюсь вспомнить, что со мной происходило в минувшем году, и каждый раз с тоской обнаруживаю, что по ощущениям я и в этом году по-настоящему бодрствовал от силы месяц в общей сумме, да и то в лучшем случае, всё остальное размывается в какую-то унылую серую муть.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Книжный флешмоб, 7 книга

Продолжаю растянувшийся до неприличия флешмоб #10дней10книг, в котором я оказался благодаря esdra

Сегодня будут братья Стругацкие. Я некоторое время думал, какую книгу взять, и внезапно решил написать о «Граде обреченном». Наверное, потому что хорошо помню, как я её впервые прочитал - летом, в подмосковном посёлке Опалиха. Несколько лет подряд мы с отцом жили там, снимая половину дома примерно на месяц, а может и больше, не помню. Заняться в Опалихе было особо не чем, и я целыми днями либо гонял на велике по всему посёлку, либо читал, читал, читал… замечательное было время!!

И вот, в числе прочих книг мне попался «Град обреченный». Я тогда так и не понял, о чём этот роман, что там происходит и зачем. Collapse )
возле сфинкса, питер

Книжный флешмоб, 6 книга

Ещё одна книга, которая на меня повлияла, в рамках растянувшегося флешмоба #10дней10книг, в который я оказался втянут благодаря esdra. И да, я как тот ленивец из «Зверополиса», нетороплив, мягко говоря. Что ж, в такой подборке обязательно должен быть какой-нибудь сборник стихотворений, как же иначе. У меня это будет двухтомное собрание сочинений Владимира Высоцкого, с синей обложкой, подаренное мне отцом когда-то давно. У него была полезная (для меня) привычка: когда он в книжном магазине видел какую-нибудь интересную новинку, то покупал сразу два экземпляра, один себе, один мне. И мимо сборника произведений Высоцкого отец пройти никак не мог, Высоцкого он любил… вернее будет сказать: обожал.

Впрочем, а были ли в те годы хоть один человек, не обожавший Высоцкого. Его песни лились отовсюду, его слушали буквально все и всюду, при том, что официально-то он был как бы под запретом, и в этом было нечто удивительное, абсурдное: Система изо всех сил прессовала Высоцкого за его талант, за свободомыслие, за обращение к запретным темам, при этом те, кому по долгу службы полагалось курощать певца, слушали его записи, ходили на его концерты, обожали точно так же как все… и как следствие закрывали глаза на его поведение и на его творчество, давали ездить заграницу (что в те времена было само по себе едва ли не высшей наградой и признанием заслуг), разрешали (хоть и со скрипом) сниматься в кино.

Collapse )