Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

возле сфинкса, питер

Девятомайское

Супруга рассказывает: в прошедшую пятницу перед праздниками она предложила детям слепить что-нибудь подходящее к дате. Дети заныли, что им ещё по школе вся эта тема с Днём Победы дико надоела, но ладно так уж и быть, слепят. Для раскачки супруга поинтересовалась у аудитории, какое оружие и снаряжение могло быть у солдат во время Великой Отечественной войны.

- Щит и меч! – уверенно хором ответили дети.
- Эм… а ещё?
- Ну… граната… наверное…, - неуверенно сказала одна девочка.

Супруга решила дальше эту тему не развивать, а то уж больно странная картина выходила и задать наипростейший вопрос, ответ на которой ей казался очевидным:
- А с кем мы воевали в этой войне?
Тут мнения внезапно разделились. Большинство детей честно ответили: «не знаю». Несколько уверенно, без колебаний заявили: «с американцами». И только один ребёнок робко предположил: «кажется, с немцами». На этом моменте супруга сдалась, и перешла к лепке солдатика в форме по образцу, который она заранее сделала.

Дети, несмотря на предыдущее ворчание, лепили с энтузиазмом. А один мальчик слепил сначала солдатика, а потом ещё оторванную ногу, в сапоге и лохмотьях, очень натуралистичную. На вопрос: «Зачем?» мрачно ответил «Но ведь так было!».
Да, дети не такие уж и маленькие, четвертый-пятый класс.

Я, услышав эту историю, подумал, что это в общем-то логично. Сейчас школьники слышат о Великой Отечественной войне два раза в год, 9 мая (сверхактивно, что называется, из каждого утюга) и 22 июня (в гораздо меньшей степени), причем даже не то что просто слышат, на них прям-таки внезапно накидываются взрослые, требуют делать открытки и поделки, тащат на акции, переодевают в военную форму, заставляют учить военные стихи, а на следующий день раз – и всё закончилось, как оборвалось, и до следующего года тема войны исчезает начисто. Неудивительно, что представления у детей довольно спутанные. В советские-то времена (я хоть и смутно, но помню) память о той войне витала в атмосфере общества. Фильмы, книги, встречи с ветеранами, экскурсии… да что там говорить, у нас в школе свой небольшой музей боевой славы был, а потом незаметно исчез, где-то на сломе эпох; примерно тогда же по моим ощущениям начала истончаться и та атмосфера всепроникающей памяти о войне.

Collapse )
возле сфинкса, питер

О добро пожаловать назад

Ещё из отпускных впечатлений. В санатории Валуево в стоимость путёвки входит плавание. Но бассейн расположен по соседству в детском лагере. Прямо напротив входа в лагерь, на главном здании растянут транспарант с надписью белым по красному «Добро пожаловать назад в СССР», а в самом здании висит плакат «Пионер – всему пример» (замечательная формулировка, в которой «пионер» предстаёт в роли то ли всеобщего эквивалента, то ли первообраза, но в любом случае чего-то абстрактного). Полагаю, в других местах лагеря также развешана схожая наглядная агитация, но я-то был только в бассейне, поэтому не смог насладиться фантазией местных реконструкторов в полной мере.

Плакаты очень мило дополняли доносящиеся из динамиков песни советской поры, правда, в современной обработке, с назойливым битом, который принято совать куда ни попадя, и хоть я не большой любитель советской эстрады, но даже на меня это произвело ощущение глумления, всё же тогда музыку и слова писали профессионалы своего дела, а исполнители действительно умели петь, нынешние же могут только бит наложить, а уж про вокальные данные и энергетику лучше скорбно промолчать.

Collapse )
возле сфинкса, питер

В обстановке нарастающего абсурда

Супруга рассказывает. У неё на работе в Доме Творчества готовится отчётный концерт. Программу концерта приносят директору на утверждение. Та вычёркивает два номера. Один – танцевальный «Нью-Йорк, Нью-Йорк», потому что «у нас же холодная война». Другой – музыкальный, песня Scorpions “Wind of changes”, без объяснения причины, но и так понятно. Тут ещё стоит добавить, что тот же самый директор за несколько дней до этого события купила себе новую машину, не «Ладу-Калину», естественно.

Вообще, как я понял, с директором ситуация довольно интересная. Она из комсомольского актива (а комсомольцы, как известно, бывшими не бывают), работала в структурах московской мэрии, а Дом Творчества её отправили, можно сказать, в почётную отставку. Ну и, как я цинично предположил, собрать себе средств на достойную жизнь на пенсии. А заодно она же, как водится, подтянула свою «команду», назначив их своими заместителями, и, кстати, все они тоже уже успели обзавестись новыми машинами. Естественно, произошло резкое усиление всяких бюрократических затей при ослаблении реального управления и стратегического планирования (зачем им планирование, если они всё равно отсюда уйдут на пенсию) и возрождённое советское увлечение «радостны бесплатным трудом на общее благо» - сотрудников привлекают ко всевозможным мероприятиям и сверхурочной работе, каждый год сокращают отпуска, и всё это, понятно, никак не оплачивается.

Удивительно, как легко в наше время сочетаются советские формы эксплуатации трудящихся с неофеодальной структурой управления, с разделением на «податные» сословия и новое «дворянство». Причём те плюшки, которые как-то позволяли мириться с эксплуатацией в те времена – бесплатное жильё, медицина, образование – всё больше растворяются в воздухе и получается такое дивное сочетание дикого социализма с не менее диким капитализмом.

Я ещё проявил некоторое беспокойство за детей, каково им в этом потоке нарастающего абсурда, но супруга меня успокоила; сказала, что современные дети живут в своём мире, формируемом ю-тубом, инстаграммом, мобильными играми, аниме, а вот эти все выверты сознания комсомольского актива они просто внимания не обращают, для них это так, досадные мелочи псевдожизни. А вот новые тренды ю-туба – это да. Это серьёзно, это по-настоящему. Тут, наверное, стоило бы огорчиться, что дети подменяют реальность вирутальностью, но реальность у нас такая, что действительно, уж лучше ю-туб, игры и аниме, там хотя бы нет всего этого тягостного бреда.
возле сфинкса, питер

«Безгрешность» Джонатана Франзена

Тем временем дочитал (домучал, точнее говоря) «Безгрешность» Франзена. Какой-то растянутый латиноамеринский сериал. «Богатые тоже плачут» или в данном случае «Больные только и делают, что плачут». Все персонажи книги (за одним-единственным исключением) обладают роскошным набором детских травм. У всех были конфликты с матерями, расписанные настолько подробно и ядовито, что ближе к концу все травмирующие матери (травмоматери – вот подходящий термин) сливаются в один архетипический образ Великой Матери, Кибелы, которая калечит своих сыновей и дочерей, а те, в свою очередь, калечат собственных детей, и так идёт из поколения в поколения.

Не знаю, что за такая мания пошла в современной литературе писать про детские травмы, уродующие жизнь персонажей, и почему теперь у нас сюжету строятся по двум вариантам: травмированный герой преодолевает травму либо не преодолевает. Алло, товарищи писатели, вообще-то есть в жизни и другие сюжеты, и другие герои. Впрочем, в других романах есть хотя бы какие-то дополнительные сюжетные ходы, которые несколько смягчают миллионы терзаний главных героев. Вот, например, у Донны Тарт в «Щегле» есть очень милое и подробное описание антикварного мира, и главный герой в этот мир активно и с большим энтузиазмом погружается. В «Безгрешности» персонажи занимаются захватывающим, интересным дело – журналистские расследования, как через официальные СМИ, так и через интернет-волонтёрство. Вот вроде бы интересная, актуальная тема, есть о чём рассказать, есть возможность показать конкуренцию между старым и новым подходом к сбору и публикации информации, подтянуть какие-то интересные, неоднозначные события… Так нет же, вся эта деятельность оказывается лишь фоном для очередной порции страданий (опять же, как это характерно для «мыльных опер»).
Collapse )
возле сфинкса, питер

Либертарианцы в защиту традиционных ценностей

Слушал тут на ю-тубе лекцию о либертарианстве (заинтересовала меня эта тема в связи с Рэнд), и услышал несколько неожиданную критику в адрес социального государства. Дескать, одна из главных бед таких государств – разрушение традиционных ценностей. Люди перестают рожать детей, потому что знают – в старости о них позаботится государство. Жёны с детьми уходят от мужей, надеясь жить на детское пособие. А при либертарианстве, значит, всё будет наоборот: семейные узы крепнут, жены послушны мужьям, дети ухаживают за престарелыми родителями, и так далее. Потому что кроме семьи больше-то рассчитывать и не на кого.

Не уверен, что Айн Рэнд одобрила бы такой взгляд, сама она в «Атлант расправил плечи» ясно показывает, что «враги человеку домашние его», и семейные узы там рвутся у всех персонажей. Впрочем, как я и раньше говорил, одно дело «Атлант», мало пригодный для практической реализации, другое дело внедрение принципов либертарианства в жизнь. Да и традиционные ценности сейчас в куда большей моде, чем индивидуализм.

Но вообще, это довольно интересная тема – цена свободы. За то, чтобы не зависеть от семьи, приходится платить зависимостью от государства, и наоборот. Как-то вот не срабатывает этот любимый либертарианцами принцип абсолютной свободы личности, всё равно индивидуум оказывается должен деньги, время, силы какому-нибудь институту, будь то община, семья или государство. Другое дело, что можно рассуждать о свободе вступать в обязательства и отказываться от них, о взаимности обязательств, о юридическом равенстве сторон… хотя это уже другой разговор или даже целая серия разговоров.

Да, и должен признать, когда я начал поглубже разбираться в дискуссиях между либертарианцами и социалистами, оказалось, что всё сложнее, чем я думал. По крайней мере, такого вот хода с восхвалением традиционных ценностей я от либертарианства не ожидал.
возле сфинкса, питер

День города

В прошлую субботу поехал на бульвар читателей и спустил все деньги, которые сэкономил во время посещения ММКВЯ. Потом весь вечер разглядывал увеличившийся монблан непрочтённых книг и думал: а, наверное, это всё-таки хорошо, что у меня нет детей. Вот представляю. Возвращаюсь я с бульвара читателей домой, снимаю с усталых плеч набитый рюкзак, а ту они, значит, радостно подбегают, окружают и лепечут:

Collapse )
возле сфинкса, питер

Глава из повести

На очередной наш семинар на литкурсах я предложил наобсуждение два рассказа в стиле фентези и одну маленькую главку из своей повести, которую я пишу, пишу и всё никак не допишу. Я решил заодно выложить её здесь, в ЖЖ. Главка действительно маленькая, на пару страниц буквально.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Рождественское

Нарыл на просторах Ты-Туба уместное видео: всегда обворожительная Долли Партон, рядом с ней бородатый мужик, позади - церковный хор, а где-то в середине начинается рождественский балет, правда, пугает немного, как лихо Мария машет младенцем во время танца. Не надо повторять этого со своими детьми, о'кей?



А мы сегодня после служения ходили в музей, сначала хотели в Пушкинский, но посмотрели на Легендарную Очередь, перед которой меркнут очереди в Мавзолей и в Макдональдс, и пошли в Дом Фотографии. Смотрели на фото Стенли Кубрика, еще какого-то товарища, фотографировавшего знаменитостей в непринуждённой обстановке, и подборку фотографий танцоров. Неплохо, хотя я всё-таки живопись люблю больше, чем фотографию, или, точнее говоря, живопись мне более понятна. Может, когда-нибудь я и фотографии научусь понимать.

Потом зашли в кафе и долго болтали об Америке, о кальвинизме и арминианстве, о трибулационизме, о том, куда душа идёт после смерти и воскресении мёртвых. Прям как в старые добрые дни.
А потом неожиданно переключились на обсуждение нашего родного Пенсионного фонда, оказалось, что каждый из нас от него как-нибудь да пострадал. И тут я понял - нет, старые дни не вернуть. Если ты стал взрослым, то это надолго.

Счастливого Рождества всем!
возле сфинкса, питер

Музыка под настроение



Это старый рождественский гимн «We, Three Kings (Star of Wonder)» в исполнении Irish Rovers. Веселая обычно группа, но почему-то в их исполнении эта песня звучит торжественно и печально, как будто они поют не на рождении, а на поминках. Хотя... да, в тексте песни об этом тоже говорится:

Collapse )


«За виновных умерщвленный
Ляжет во гроб чужой»

А каково было Марии это услышать? Только-только родился ребенок. Чудесный младенец, подарок от Бога. Пришли пастухи, передали весть от Ангелов... Потом волхвы – пророчат ее сыну Царство, преподносят ему дары. Золото – дар царю, ладан – дар первосвященнику. Мария улыбается. И тут один из них (почему-то мне он представляется худым и высоким, с длинным, узким, морщинистым лицом, поджатыми губами и неожиданно ярким, пронзительным взором...) кладет к ногам младенца ларец (или кувшин?) со смирной и тихо говорит что-то о страдании, одиночестве, пытках, холодной могиле. У Марии дрожат губы. Она прижимает младенца еще теснее к себе, смотрит на третьего волхва со страхом и ненавистью, как будто ждет, что он сейчас вырвет у нее сына и убьёт у нее на глазах. И что толку говорить ей о том, что ее сын воскреснет из мертвых, что он не сможет стать царем, подлинным, единственным царем, если не пройдет через смерть... Что толку во всех словах мира для матери, сына которой приговорили к мучительной смерти в самый день его рождения?
Collapse )
  • Current Mood
    грустное
возле сфинкса, питер

Пир у викингов

"В первый день пира, прежде чем Свейн конунг взошел на престол своего отца, он поднял кубок в его память и дал обет, что до того, как пройдут три года, он пойдет походом на Англию и убьет Адальрада конунга или прогонит его из страны... Когда этот кубок был выпит, все должны были выпить кубок в память Христа... Третий кубок был в память Михаила, и все должны были его выпить. После этого Сигвальди ярл поднял кубок в память своего отца и дал обет, что до того, как пройдет три года, он пойдет походом в Норвегию и убьет Хакона ярла или прогонит его из страны."

Викинги и так были прикольные ребята, а уж викинги-христиане - это просто отпад. Я вот, кстати, недопонял, а что значит "в память Михаила". Нет, я понимаю, что это архистратиг имеется в виду (военный вождь, то бишь), но он же вроде никогда не умирал???