Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

возле сфинкса, питер

Две статьи на сайте «Горький»

В журнале «Горький» две отличные статьи:

Первая – о чукотском писателе Юрии Рытхэу, в честь его 90-летнего юбилея, который случился 8 марта. Что интересно, этот дату своего дня рождения Рытхэу выбрал сам, когда оформлял документы, и тогда же взял себе новое имя-отчество, а в качестве фамилии использовал свое имя, которое в переводе с чукотского значит «Неизвестный». При этом биография Рытхэу до оформления документов теряется в чукотских туманах и метелях, так что я бы не удивился, если бы на самом деле его ребёнком нашли в корзине где-нибудь на берегу моря или у порога чума, этаким подарком от местного волшебного народа.

Collapse )

Вторая статья – отрывок из книги Карла Кереньи «Исследования лабиринта». Саму книгу я уже купил и прочитал, благо она небольшая по объёму. Но зато очень насыщенная содержательно, хотя, как это обычно бывает у психоаналитиков, некоторые выводы кажутся чересчур смелыми, недостаточно обоснованными. Тем не менее, есть в книге весьма интересные и неожиданные наблюдения. Collapse )
возле сфинкса, питер

О добро пожаловать назад

Ещё из отпускных впечатлений. В санатории Валуево в стоимость путёвки входит плавание. Но бассейн расположен по соседству в детском лагере. Прямо напротив входа в лагерь, на главном здании растянут транспарант с надписью белым по красному «Добро пожаловать назад в СССР», а в самом здании висит плакат «Пионер – всему пример» (замечательная формулировка, в которой «пионер» предстаёт в роли то ли всеобщего эквивалента, то ли первообраза, но в любом случае чего-то абстрактного). Полагаю, в других местах лагеря также развешана схожая наглядная агитация, но я-то был только в бассейне, поэтому не смог насладиться фантазией местных реконструкторов в полной мере.

Плакаты очень мило дополняли доносящиеся из динамиков песни советской поры, правда, в современной обработке, с назойливым битом, который принято совать куда ни попадя, и хоть я не большой любитель советской эстрады, но даже на меня это произвело ощущение глумления, всё же тогда музыку и слова писали профессионалы своего дела, а исполнители действительно умели петь, нынешние же могут только бит наложить, а уж про вокальные данные и энергетику лучше скорбно промолчать.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Текущее

Тем временем украинские выборы наконец-то закончились, и хочется надеяться, что медиа-поток, связанный с данным событием, побурлит ещё несколько дней и схлынет. Что не может не радовать, потому что уже достало. Из каждого утюга – биографии кандидатов, прогнозы, тайные механизмы местной власти, а в итоге – у всех признание того очевидного факта, что при любом президенте Украины отношения между нашими двумя странами останутся ровно теми же самыми. И спрашивается, к чему все эти разговоры, что нам украинские дела, что украинцам наши дела. Хотя, с другой стороны, понятно, так уж сложилось исторически, что наши две страны крепко повязаны, в том числе и общей пролитой кровью, которая соединяет лучше любого суперклея, и что никуда друг от друга мы теперь не денемся. И постоянно будем следить, что там у соседей, кто со злорадством, кто с завистью…. в любом случае с нездоровым интересом, кажется, сейчас аналогичные взаимоотношения между людьми принято именовать «токсичными», а у нас такие между двумя странами.

Лично мне в этой истории с выборами были относительно интересны два момента. Во-первых, сам сюжет о том, как актёр, сыгравший в сериале президента «от сохи», внезапно для всех (кажется, и для него самого) выдвигается на выборы и становится реальным президентом. Помимо того, что в этом есть моё любимое: «в жизни случается такое, чему бы никто не поверил, если об этом было написано в книге», тут есть ещё и некое вселенское воздаяние: «вот ты так ярко и красочно шутил про президента, власть, реформы, а теперь покажи-ка на деле». Хорошо бы, чтобы через подобное испытание проходили все, кто любит указывать начальствующим, что делать и как делать, ни разу в жизни ни чем не руководив, но, увы, на всех президентских кресел не напасёшься.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Пассажиры колбасного поезда

Наталия Лебина «Пассажиры колбасного поезда. Этюды к картине быта российского города: 1917-1991» (Издательство «НЛО»). Автор описывает широкий спектр явлений советской жизни в их развитии на протяжении всей истории существования СССР. На каждое из явлений отводится по главе, расставленных по алфавитному принципу от «Акваланг» и «Бормотуха», через «Интим» и «Рукоделие» до «Чипсы» и «Язвы». Названия статей немного сбивают с толку - речь в них идёт не просто об одном узком изолированном феномене, а об отдельных гранях советского общества и о том, как в этих гранях преломлялись события политической, экономической и культурной жизни, как они влияли и на большие группы, и на отдельных людей. Лебина привлекает целый спектр источников: исторические документы, художественные произведения, архив своей семьи и личные воспоминания. В результате текст обретает сложную конфигурацию, он сочетает холодный и отстранённый взгляд исследователя и личные субъективные мнения и переживания. Впрочем, сейчас так пишутся многие книги о недавней истории, и в этом есть своя прелесть. В конце концов, как может исследователь быть стопроцентно бесстрастен по отношению к предмету своего исследования, ведь тогда бы он попросту не стал бы о нём писать. Тем более, когда речь идёт о событиях не столь уж давней истории, которую исследователь переживал сам, на собственной шкуре. И ещё более, если речь идёт о вещах, которые уже успели покрыться лаком мифологизации, превратились в предмет отчаянных споров, причём рубятся в этих спорах те, кто в силу возраста не может прибегнуть к личному опыту.

Немного статистики. Collapse )
возле сфинкса, питер

«Июнь» Дмитрия Быкова

Где-то месяц тому назад прочитал роман «Июнь» Дмитрия Быкова. Много думал, как всегда. Решил всё-таки некоторые мысли записать, больше для самого себя. В конце концов, ЖЖ и задумывался как виртуальный дневник, это уж потом умные люди приспособили его для меряния местами в топе и зарабатывания денег (замечу в сторону: меня удивляет и поражает то, как человечество любые открытия и новинки ухитряется приспособить для возвеличивания над себе подобными, заработка и секса, причём чаще всего сразу для всех трёх целей).

Вкратце о содержании романа «Июнь»: состоит из трёх частей с отдельными сюжетами, почти не связанными между собой. Время действия – конец 30-х –начало 40-х годов прошлого века, период между большим террором и большой войной. Все три части оканчиваются летней ночью 22 июня 1941 года; эта ночь ножом гильотины разрубает жизнь на «до» и «после», но автор останавливается на «до», а «после» оставляет нераскрытым. Впрочем, Быков в тексте ясно даёт понять, что произошедшее с героями «до» определило их судьбу, сформировало их характеры, а всё, что случится «после», предопределено тем, что было «до», а потому об этом можно и не писать. Предвоенное прошлое детерминирует военное будущее, все фигуры изготовлены и расставлены, дальше остаётся только доиграть партию.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Навстречу юбилею-5

Раз уж я в предыдущей записи цикла вспомнил о «Мятеже» Дмитрия Фурманова, то напишу ещё о нескольких книгах, посвящённых событиям революции и Гражданской войны.

Сначала, понятно, классический корпус: «Белая гвардия» Михаила Булгакова, «Разгром» Александра Фадеева, «Сентиментальное путешествие» Виктор Шкловского, «Конармия» Исаака Бабеля, «Так закалялась сталь» Николая Островского. Всё это очень достойные произведения, о каждом из которых стоило бы написать отдельный обзор.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Навстречу юбилею-4. Мятеж! Мятеж!

Продолжая разговор о юбилее Октября и всём, что за этим последовало. Главное слово, которое ассоциируется у меня с той эпохой – слово «мятеж». Слово очень популярное и часто применявшееся, так, большевики этим словом обозначали любые выступления несогласных с ними сил. Корнилов собирает войска против Петрограда – «мятеж!» (при том, что тогда большевики ещё не были властью, да и вообще какой-либо легитимной власти практически и не было), в Кронштадте возмущаются матросы – «мятеж!», даже захват чешскими легионерами Трансиба и прилегающих к нему окрестностей - и тут «мятеж!» (хотя в данном случае действительно не знаешь, как и обозначить ситуацию, когда воинские части, сформированные из военнопленных, захватывают часть территории пленившей их страны, требуя, чтобы их скорее доставили на фронт – одна из, пожалуй, самых сюрреалистичных страниц истории Гражданской войны, близко к ней подбирается разве что барон фон Унгерн с его попыткой реставрации империи Чингиз-хана).

Collapse )
возле сфинкса, питер

Навстречу юбилею-3. Внутренние и внешние силы

Ещё два интересных мне аспекта событий, связанных уже не столько с Октябрём 17-го, сколько с последовавшей за ним Гражданской войной. Первое – то, как распад центральной власти спровоцировал множество разнообразных конфликтов на всей территории бывшей империи. Второе – иностранные силы, участвовавшие в Гражданской войне по тем или иным причинам.

Итак, по порядку. Во время Гражданской войны многие политические силы или, как ныне принято выражаться, акторы нашли наконец-то время и место выразить недовольство, достичь своих целей, да и просто отомстить за все прошлые обиды, причём всё это одновременно. Оттого и возникает такая путаница с определением интересов разных сил, участвовавших в Гражданской войне, причин, почему люди принимали на ту или иную сторону, да, впрочем, многие из них и сами толком не могли этого объяснить. Гражданская война – время смешения, хаоса, какого-то тотального раздрая, в котором с трудом улавливаются отдельные «силовые линии», по которым идёт противостояние.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Навстречу юбилею – 2. Учредительное собрание и советы.

Ещё одна интересная тема, связанная с Октябрём 17-го и его последствиями, – Учредительное собрание. Вот только представьте себе. Вовсю идёт война, которая всем уже надоела до колик, но заканчивать её всё-таки как-то надо. Несколько месяцев назад рухнула 300-летняя империя Романовых, только что испарилось собранное с бору по сосенке Временное правительство. Кругом раздрай, мятежи, убийства офицеров, грабёж усадеб, митинги, дезертиры, матросы, перевязанные пулемётными лентами. Государственные учреждения в растерянности. Все пытаются понять, что творится в столицах, и никто ничего не понимает (впрочем, как и в самих столицах). На страну явно надвигается голод, разрушение транспортной инфраструктуры и экономический коллапс. И в этих условиях проводятся выборы! Там, где их удалось провести, понятное дело. И депутаты едут в Петроград! И собираются в Таврическом дворце! В начале января 1918, в одну из страшных голодных послереволюционных зим. И спорят о политическом устройстве страны, и даже успевают принять некоторое количество законов.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Навстречу юбилею-1. Звезда и смерть русского социализма.

В преддверии 100-летнего юбилея Октябрьской революции набросал несколько заметок вразнобой о том, как я воспринимаю те далёкие времена и что лично мне интересно в тех давних и крайне запутанных событиях.

За номером один - история русского социализма. В начале XX век социалисты в России сформировали мощное и крайне разнообразное движение. Две большие партии – эсдеки и эсеры, представительство в парламенте, активная политическая «движуха», причём по всем направлениям – создание территориальных отделений, организация митингов и стачек, ну и да, политический террор, что социалистов отнюдь не красило, конечно, но показывало серьёзность их намерений (помню, меня при чтении «Воспоминаний террориста» Савинкова поразило то, с какой лёгкостью он восстанавливал Боевую Организацию после очередного разгрома; у него там чуть ли не очередь стояла из желающих записаться в террористы). Социалисты создали несколько собственных средств массовой информации, активно занимались публицистикой и вообще мыслительной деятельностью: разрабатывали программы общественного переустройства, вели одновременно несколько дискуссий по конкретным историческим поводам (причём, опять же, с широким разнообразием мнений). В рядах социалистов существовала целая когорта публицистов и беллетристов (Короленко и Горький – самые известные фигуры, а так-то их, конечно, куда больше было). Collapse )