Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

возле сфинкса, питер

Про нелюбовь к человечеству

Прочитал «Задачу трёх тел» Лю Цысиня, настолько понравилась, что просто не могу не поделиться пересказом сюжета и впечатлениями (внимание, спойлеры!)

Collapse )

Вообще, когда читаешь у Лю Цысиня о «культурной революции» и её последствиях, поневоле переносишь всё это на советский и постсоветский опыт, и как-то да – чувствуешь сходство и в событиях, и в общественной атмосфере. Понятно, что в Китае была своя специфика, и сравнивать стоит с большой осторожностью. Но всё же на каком-то таком базовом, что ли, уровне… вот в самом этом идеологическом угаре, в безжалостной расправе над врагами, вообще в том, что врагом может быть объявлен кто угодно, в любой момент, в страхе, который распространяется от человека к человеку, в той лёгкости, с которой люди предают, лгут, убивают… Лесоповал, опять же, одинаково безжалостный и к людям, и к природе. Да, и, конечно, этот привычный до отвращения бюрократическо-идеологический маразм. Партия решает, права теория относительности или не права. И если партия решит, что не права, то все, кто «за Эйнштейна», подвергнутся чистке. Партия решает, кому жить, а кому умирать, а почему она так решает – а кто его знает. «Система, сэр!»

Я и раньше думал, что историю СССР продуктивнее было бы сравнивать именно с историей коммунистического Китая, а не с историей западных стран, но вот после «Задачи трёх тел» ещё больше в этом мнении укрепился. Всё-таки, да, есть что-то очень похожее в тех двух странах, что-то в самой организации общества, в антропологии, вообще в культуре в целом.
возле сфинкса, питер

Сны о сравнительной экономической антропологии

Иногда ночью не спится, накатывают какие-то странные мысли. Вот давеча лежал и думал: вот есть у нас социальная антропология ну и вообще много всяких разных антропологий, а почему нет антропологии экономической. Причём сравнительной. Ведь если так посмотреть – в каждой большой экономической теории есть своё учение о человеке. Что им движет, как он поступает, чем живёт, что вообще собой представляет.

У Адама Смита (и классических либералов) – «человек экономический», движим в своих поступках стремлением к богатству, но благодаря невидимой руке рынка способствует обогащению общества в целом (то есть, насколько я понимаю, человек у Адама Смита свободен в своём индивидуальном выборе, но в то же время парадоксальным образом детерминирован неким общественным законом). Да, и, у Смита, как и положено мыслителю эпохи Просвещения, человек строго рационален и логичен, действует на основе осознанных и взвешенных мотивов.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Гранд дамы советской фантастики

На позапрошлой неделе на радио «Новая жизнь» вышел очередной выпуск «Истории фантастики». На сей раз мы с Игорем Поповым пошли на эксперимент (вообще, есть у нас желание несколько разнообразить подходы к материалу, чтобы не заскучать ни нам, ни слушателям) – решили рассказать сразу о трёх известных писательницах советской (и частично современной российской) эпохи – Валентине Журавлёвой, Ариадне Громовой и Ольге Ларионовой.
http://nlradio.podfm.ru/kultura/1607/

Такая постановка задачи вызвана была тем, что, во-первых, женщин среди научных фантастов не так много и о них не часто вспоминают (впрочем, справедливости ради – мужчины-фантаст эпохи 60-80-х тоже как-то ушли из поля зрения читающей публики, кроме Стругацких, разумеется). Во-вторых, писали они в разных стилях, и каждая выражала некоторое направление в послевоенной советской фантастике. Так что благодаря им удалось поговорить о нескольких важных и ныне подзабытых явлениях той эпохи.

Итак, по порядку.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Премия «Новые горизонты», ч. 1

Тут у нас литературная премия «Новые Горизонты» (в области фантастической литературы) подводит свои итоги, и я, с некоторым опозданием, выскажусь относительно представленных в ней произведений. По крайней мере, по тем, которые выложены в открытый доступ, а выложены не все: роман «Алхимистика Кости Жихарева» Михаила Успенского представлен лишь отрывком на литрес.ру, хотя и довольно объёмным, роман «Красные цепи» Константина Образцова не представлен вообще никак и нигде (нет его, кстати, и на Литресе, и даже на Озоне/Лабиринте бумажная книга отсутствует, такой вот во всех отношениях загадочный текст). Итак, поехали.

Collapse )
возле сфинкса, питер

О классической научной фантастике

Вчера в эфире радио «Новая жизнь» мы с Игорем Поповым говорили об Артуре Кларке и немного об англо-американской классической научной фантастике.
http://www.nlradio.net/kulturoteka/1880-kulturoteka-18-02-2015
http://nlradio.podfm.ru/kultura/1332/

Добавлю к этому разговору ещё одну тему, так сказать, немного в сторону. Между англо-американской «твёрдой» научной фантастикой и фантастикой советской есть определённое сходство, особенно заметное на примере Артура Кларка. Некоторые его произведения вообще читаются как своего рода производственные романы. Сюжет строится на внедрении научных открытий и новых технологий; основные персонажи – учёные, инженеры и техники; конфликт обычно строится на возникновении и ликвидации катастрофы (конфликты между людьми тоже возникают, но как бы на втором плане), чаще всего техногенной, иногда природной. В общем, всё то же самое, что и во многих произведениях советской фантастики, разве что идеологии гораздо меньше (впрочем, и в советской фантастике 50-60-х пропагандистский напор был уже куда слабее, чем в 30-е).

Collapse )
возле сфинкса, питер

Опроститься! Опроститься!

Читая вновь вошедшие в моду (как оно обычно и бывает в моменты невзгод) призывы вернуться к земле, завести картошку и вырастить курей, вспоминаю, как один коллега на первой моей самой работе однажды в обеденный перерыв после прослушивания новостей по радио (там говорили что-то крайне алармистское, не помню уж что) задумчиво сказал:
- Однако, сдаётся мне, что пора переходить на фотосинтез. Удобно. Утром водички попил, два часа на солнышке постоял – на весь день энергией зарядился.
- А зимой как? – поинтересовались ехидные сослуживцы.
- А зимой вырыть нору и залечь в спячку.
Вот мне тоже кажется, что если уж опрощаться, то радикально - до гибрида из медведя и дуба.
возле сфинкса, питер

Об Александре Беляеве

Июньская передача на радио «Новая жизнь» об Александре Беляеве http://nlradio.podfm.ru/kultura/1189/

Первые десять минут у нас были технические накладки, потом их удалось решить, но на записи кое-что сохранилось. Вот так вот довелось столкнуться с непредсказуемостью прямого эфира и ощутить, насколько нервная работа у радиоведущих (а уж у телевизионщиков она насколько нервная, страшно и подумать даже). И по уже сложившейся традиции допишу несколько слов в продолжение эфира (всё-таки насколько разнится информация в зависимости от способа её передачи, действительно Маклюэн прав, medium is a message, но одно дело об этом читать, другое дело самому испробовать). Так вот, о Беляеве.

Сначала о сильных сторонах. Collapse )
возле сфинкса, питер

Наука постмодерна

Просматривал открытые окна браузера и наткнулся на вот этот краткий пересказ книги «Логика случая. О природе и происхождении биологической эволюции. Е. Кунин. 2014».
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1870801.html#comments

Даёт некоторое представление о современном состоянии биологии вообще и теории эволюции в частности. А состояние там, как и везде в современной науке, тяжёлое для понимания. Человеку со стороны разобраться практически невозможно, и большая часть того, что излагается, кажется откровенным бредом. Прошли те времена, когда самые последние достижения науки разъяснялись на словах, в крайнем случае, с применением нескольких простых формул и демонстрацией столь же простых экспериментов. Сейчас же, чтобы хотя бы в общих чертах понять о чём говорят учёные, нужно прочесть десяток книг по теме, усвоить терминологию, подтянуть математику (мною напрочь забытую с институтских времён и, полагаю, я в этом не одинок), а в том, что касается экспериментов, придётся верить на слово, потому что воспроизвести нечто подобное в бытовых условиях нет никакой возможности.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Наука и христианский традиционализм

Слушал интервью Сергея Корякина, декана заочного факультета семинарии евангельских христиан, на радио «Новая жизнь». http://www.nlradio.net/slovo-dlja-tebja/1456--q-q-#comments

Интервью посвящено теме «креационизм против эволюции», и оказалось, что Сергей придерживается взглядов «теистического эволюционизма» (он же «староземельный креационимз») – идеи о том, что Вселенной и Земле столько лет, сколько говорит наука, Шестоднев следует понимать символически, а эволюция есть один из инструментов Божественного творения.

Теория, надо признать, довольно привлекательная, потому что позволяет хоть как-то приблизить и согласовать научные данные и традиционные христианские взгляды. Собственно, именно поэтому такого круга воззрений (в разных проявлениях – внутри «теистической эволюции» тоже есть свои разветвления) придерживается подавляющее большинство учёных-христиан и против этой идеи как минимум не возражают некоторые деноминации, в том числе католики и англикане. Да и в православии есть сторонники такого подхода (в их число, кстати, входит один небезызвестный в интернетах диакон). Мало того, «теистический эволюционизм» имеет некоторую опору на историческое наследие ранней церкви, так как некоторые учителя того времени высказывали похожие идеи, но потом эта традиция прервалась (да и в те времена она всё-таки была далеко не мейнстримом).

Если при рассмотрении вопрос о творении ограничиться только Шестодневом, то тут действительно есть основания для рассуждений о метафоризме и символизме. Первая глава Бытия явно написана в поэтико-мифическом стиле и потому трактовать её можно по-разному. Проблемы «староземельцев» начинаются после Шестоднева, и чем дальше, тем хуже.
Первая вещь, которая подвисает при таком подходе – это вопрос о происхождении человека. Да, здесь есть некоторые варианты, позволяющие выйти из затруднения без потери лица. Известная идея о том, что Эдемский сад находился не на земле, а в духовном мире, и Адам и Ева после грехопадения были изгнаны в плотские, смертные тела (отсюда стих о том, что Бог дал им кожаные одежды) и от них-то пошли на земле люди. Идея эта ещё выглядела правдоподобной (хотя и со скрипом), пока в научном мире в ходу было понятие о «митохондриальной Еве», прародительнице всего человечества и о резкой границе между человекообразным приматом и хомо саписенсом. Но сейчас биологи всё больше приходят к мнению, что невозможно определить тот момент, когда предки человека превратились в хомо сапиенса, и что, судя по всему, процесс этот шёл параллельно – сначала появилось несколько видов сапиенса (кроманьонцы, неандертальцы, денисовцы), но «выжил» лишь один из этих видов. Вот, например http://antropogenez.ru/article/76/ - попытка учёного объяснить, что же на самом деле имеется в виду под митохондриальной Евой.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Теория большого взрыва – совершенный сериал о гиках

Что могу сказать - «Теорию большого взрыва» очень правильно все хвалят, действительно мощная штука. Я на ней прямо-таки завис, посмотрел все сезоны чуть ли не за раз, и никак не мог оторваться. При том, что идея-то избитая. Взять чудаков, которые не вписываются в окружающую нормальную среду, и начать их засовывать в разные жизненные обстоятельства. Чудаки, конечно, должны быть не совсем уж больными, иначе как-то нехорошо получается, нездоровый такой смех. А вот гики – ученые, компьютерщики, любители комиксов, игр, научной фантастики – для этой цели вполне подходят. Они ведь вроде бы и нормальные, ну то есть без клинических состояний, но в то же время и не совсем такие, странноватые. Это вообще такое интересное состояние – находиться на грани нормы, особенно когда при этом пытаешься под норму косить.

Собственно, по сценарию эти ребята как раз все время пытаются вписаться в нормальную жизнь, стать обычными людьми, как все, но у них это не получается, или получается, но не так. И хорошо видно, что это не то, чем можно управлять по собственному желанию, это природное свойство, имманентное, можно сказать. Они родились чужими, они были чужими с детства (воспоминания героев о школе и детстве – отдельная песня, но характерно, что вспоминают они о тех издевательствах без особого даже переживания, для них издевательства со стороны нормальных людей – норма жизни и продолжают оставаться чужими.

Если бы сериал ограничился только констатацией таких вот банальностей о чудаках, он был бы хорош, но не совершенен. А совершенством его делает замечательный и неподражаемый доктор Шелдон Купер. Collapse )