Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

возле сфинкса, питер

Сериал «Стар Трек», древние сезоны, часть 2

Так получилось, что сериал я посмотрел после того как прочитал «Краснорубашечника» Скальци… замечу в сторону: бывает, что со временем пародия или жанровая деконструкция становится более известной и читаемой, чем исходные тексты, вытесняет их из литературного пространства, и становится тем образцом, по которому судят о жанре; так «Дон Кихот» Сервантеса поступил с рыцарским романом, а «Тринадцатая любовь Марины» Сорокина с советским производственным романом, вот и Скальци, как мне кажется, будут читать охотнее, чем смотреть оригинальный сериал (а уж если его ещё и удачно экранизируют, то всё – Стар Трек в версии Скальци станет образцом, а оригинальный сериал окончательно перестанет быть интересен).

Так вот, Скальци очень выпукло обрисовал то обстоятельство, что член экипажа в красной рубашке, отправившийся на очередную миссию вместе с остальными персонажами, почти наверняка из этой миссии не вернётся. И я могу только подтвердить его наблюдение, добавив, что да, в Стар Треке гибнет очень много второстепенных персонажей, причём гибнут они как-то невзначай, был человек и нет человека. Сценаристы обычно даже не берут на себя труд хоть как-то ввести парня в красной рубашке в повествование, им даже имена-то не всегда дают. И основные персонажи не особо-то переживают по поводу этих смертей, ну да, капитан наклонится над трупом, драматично воскликнет «Он мёртв!» и остальные участники команды высадки на секунду изобразят на лицах тревогу и переживание. Всё, больше об умершем даже и не вспомнят. И никаких похорон. И никакого там расследования, сообщения родственникам, да уж не знаю, хотя бы составления объяснительной, что вообще-то стоило бы ожидать после гибели члена экипажа, причём не на войне, а на обычной миссии.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Сериал «Топи»: Дмитрий Глуховский в своём репертуаре

Посмотрел сериал «Топи» по сценарию Дмитрия Глуховского. Что могу сказать: Глуховский умеет очень хорошо нагнетать напряжение, завязывать разнообразные сюжетные узлы (которые, права, потом не все развязываются), создавать необычную, яркую, запоминающуюся атмосферу и обстановку, насыщать текст реалистичными подробностями и очень хорошо умеет пугать, настоящий мастер хоррора. Но как только дело доходит до финала, всегда выходит жалкий пшик, вызывающий только одну реакцию: «и вот стило ради этого такой огород городить?».

Как мне видится, проблема текстов Глуховского в том, что он постоянно и упорно пытается писать жанровую научно-фантастического прозу, в которой у коллизии всегда есть одно чёткое и ясное разрешение, причём исключительно рациональное. Но проблема в том, что как бы он ни старался писать научную фантастику, получается у него (причём всегда) то, что принято называть weird fiction (не знаю, как это переводят на русский, кажется, никак), в котором нет и не может быть финального всё объясняющего решения, а есть некая последовательность событий, которые можно трактовать разными способами, но ни одна трактовка не создаёт единой картины, объясняющей все факты, что-нибудь обязательно да вываливается. В этом отношении weird fiction категорически расходится с science fiction, которая всегда жёстко рациональна, в которой на все заданные вопросы даются ответы, в которой нет места для разных интерпретаций. В weird fiction всегда есть элемент иррационального, всегда есть нечто лежащее за гранью человеческого познания, нечто хаотическое и хтоническое.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Странные литературные сближения: Ричард Морган, Дилэни, Стругацкие

Читал новую фэнтези-трилогию Ричарда Моргана и наткнулся на сюжетный ход, про который не могу понять, то ли это такое совпадение, то ли сознательное цитирование советской классики. У него там дело происходит в далёком будущем, после крушения человеческой цивилизации, от которой осталось несколько городов и племён, впавших в дикость и непрестанно воюющих между собой. Потом появились некие цивилизаторы (это происходило за рамками трилогии, и подаётся как местная легенда, в которой с трудом различаются контуры реальных событий), помогают одному из городов подчинить окрестные земли и создают убогое подобие ранней абсолютистской монархии, с надеждой, что на её основе потом получится запустить процесс технического и культурного развития.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Текущее, по следам дискуссий о монументах

По моему скромному мнению, лучшим вариантом памятника на Лубянской площади был бы памятник жертвам Гражданской войны. Всем. Независимо от политической, социальной, религиозной и национальной принадлежности. Только вот я не очень хорошо представляю, как такой памятник мог бы выглядеть. В голову приходят банальные варианты – высокая классическая колонна наподобие Александрийского столба, но только покрытая следами от пуль и выщерблинами от сабельных ударов. Или фигура крестьянина, в отчаянии обхватившего голову руками, а на постаменте надпись: «Белые придут – грабят… Красные придут – грабят» (пожалуй, наиболее краткое и точное описание того исторического периода), хотя, боюсь, выглядеть это будет несколько карикатурно. Но с другой стороны – насколько я понимаю, нет ведь в России ни одного памятника крестьянству, главной жертве кровавого XX века, а так хоть один будет. А с третьей стороны – не только ведь крестьяне пострадали, так что лучше уж было бы изобразить что-нибудь символично-абстрактное. Да, и Соловецкий камень можно оставить и даже вписать в композицию, учитывая, что эпоха террора была закономерным и логичным продолжением Гражданской войны, а в каком-то смысле, может, это и была всё та же гражданская война, только уже не между двумя политическими фракциями, а между государством и обществом.

Хотя понятно, что подобный памятник в России появится ещё не скоро, а спор вокруг Лубянской площади в итоге вылился в чистый абсурд, выбор между Дзержинским и Александром Невским. Единственное, что в этом видится хорошего, – тут во всей красе обрисовался столь любимый российской Системой мошеннический приём: сначала предлагаем людям бессмысленный выбор, затем, когда они из брезгливости отказываются в этом выборе участвовать, официальные лица заявляют довольно «вот, общество в очередной раз показало свою незрелость и неспособность к принятию рациональных решений», а потому спокойно оформляют решение, принятое неизвестно кем и неизвестно из каких соображений. Замечу лишь, что с годами этот приём становится всё более явным и грубым, и что нынешняя Система неуклонно избавляется от последних остатков стыдливости и всё больше упивается возможностью свободно играть краплёными картами.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Праздничное, рабочее…

Тем временем новогодние праздники прошли и начались рабочие будни. На праздники никуда не ходил, сидел дома, читал. Испытывал ощущение зависшего времени, как в кино при ускоренной перемотке: свет за окном меняется с чёрного на тускло-серый и обратно, на экране телефона увеличиваются даты, в планшете появляются новые тексты, в зеркале видишь, как отрастает щетина… а в остальном ничего не меняется. Напоминает школьные летние каникулы, только книжки тогда были бумажные, а не электронные… и щетины не было, да.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Итоги года, личное

Вслед за мировыми и страновыми итогами напишу и о себе. Впечатления от прошедшего года крутятся в основном вокруг всё той же пандемии. Локдаун и карантин на мне сказались не особо, я и без того в основном работал дома, с минимальными вылазками в окружающий мир. Но даже и при таком образе жизни я не мог не проникнуться общей атмосферой тревожности. Весной, во время первой волны эпидемии, очень сильное впечатление начавшейся катастрофы производили пустые улицы, затянутые лентами детские площадки, закрытый парк по соседству (а там ведь даже и ограды нет, вместо неё поставили длинную цепочку переносных металлических барьеров). Во время второй волны осенью ограничения были не такими серьёзными, зато постоянно сыпались о новости об очередных заболевших ковидом среди знакомых, причём с какой-то прям жутковатой частотой.

Ещё сильное впечатление произвело введение масочного режима. Первые пару недель это казалось каким-то карнавалом с медицинским уклоном, а к концу года воспринимается уже вполне буднично, даже скорее наоборот – человек без маски в публичном месте выглядит непривычно. Кстати, если бы вместо тряпичных масок мы поголовно начали носить что-нибудь вроде средневековых античумных «клювов», выглядело бы всё ещё круче и сюрреалистичнее. Впрочем, за это время я видел на людях и противогазы, и респираторы, и дизайнерские маски затейливых раскрасок… как будто на лицах вдруг проступило что-то такое, что раньше скрывалось внутри (вообще, маски в культуре – тема неисчерпаемая, и как же вовремя в этом году вышел сериал «Хранители», где она раскрыта во всей красе).

Collapse )
возле сфинкса, питер

Итоги года, отечественное

Продолжая подведение итогов 2020 года, перенесёмся в Россию. Здесь так же, как и везде в мире, основным событием стала пандемия, и точно так же, как и везде, она высветила ранее наметившиеся тенденции и те особенности общественного устройства, которые и ранее были известны, но в этом году проявились особенно ярко. Так, например, в очередной раз подтвердилась старая истина: «Москва – не Россия». На пандемию Москва смогла ответить резким увеличением расходов на медицину, строительством новой больницы, перепрофилированием площадей под инфекционные стационары, поддержанием масочного режима, повсеместной установкой дезинфицирующих средств. Из остальной же России постоянно приходили мрачные новости об очередях из машин «Скорой помощи» возле больниц, заполненных моргах, отсутствии лекарств (с лекарствами, впрочем, были и есть проблемы и в Москве, хотя непонятно, насколько это связано с увеличением спроса, а насколько с бардаком, возникшим после введения обязательной маркировки), и не то чтобы это всё привлекало широкое внимание или вызывало возмущение. Все уже привыкли, что Москве – по максимуму, остальным – то, что останется.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Книжные скидки

Библейско-Богословский институт в часть своего 30-летия объявил скидки на несколько своих книг, но только до конца года. Два дня ещё осталось, можно успеть.
http://books.standrews.ru/category/jubilejnaja-akcija?fbclid=IwAR0Yf8zcHLiuJ6pdaVTTH61Bcgyoqdbf3r9dhJxV_7YjLiK05cg_gU_Sbmc

Я вот заказал у них две новых книги Рене Жерара, который мне чем больше я его читаю, тем больше нравится. У меня такое ощущение, что в XXI веке он внезапно оказался едва ли не самым важным и актуальным из философов века XX с его пониманием отношений между жертвой и обществом, изживания массовой травмы, влияния сакрального на культуру. Всё это темы, вышедшие сейчас на первый план, вызывающие горячие споры с резкой радикализацией позиции, и я всё чаще замечаю, что выстраиваются эти споры ровно по тем самым схемам, о которых писал Рене Жерар.

ЕCollapse )
возле сфинкса, питер

Книжный флешмоб, книга 10, последняя

Не прошло и года, как я всё-таки решил закончить флешмоб #10дней10 книг, в который меня втянул esdra. Сегодня, правда, будет не про саму книгу (хотя она замечательная), а про то, какую роль она сыграла в моей жизни.

В десятом классе к нам в школу пришла новая учительница литературы, которая действительно оказалась преподавателем высшего разряда. Она не только мгновенно навела порядок в классе (изрядно разболтавшемся при предыдущей учительнице, молодой, кажется, только-только из вуза, уж не знаю, как нашему завучу пришло в голову отправить её к безбашенным старшеклассникам), но и показать нам, насколько захватывающим может быть процесс чтения и обсуждения книг. Мало того, ей удалось разговорить и научить писать сочинения даже самых отпетых двоечников, всю свою предыдущую школьную жизнь демонстрировавших полное равнодушие и глухоту к литературе.

Вдобавок в выпускном классе мы наконец-то перешли к изучению литературы XX века, которая, как мне тогда казалось, намного интереснее замшелой классики. Замечу в сторону, я и сейчас считаю, что в школьном курсе литературы нужно резко увеличивать изучение Серебряного века, та литература и по времени нам ближе, а потому гораздо понятнее, и есть в ней тот яркий бунташный дух, который всегда импонирует подросткам. В книгах того периода гораздо заметнее проявляются индивидуальные авторские черты, на них куда больше влияют биографии авторов, и это хороший повод поговорить об истории России и СССР; я считаю, что начинать знакомиться с историей лучше именно с художественных произведений, а потом, когда появляется интерес, углублять знания посредством нон-фикшна.

Collapse )
возле сфинкса, питер

Текущее, карантинное

В понедельник весь день пытался отправить на сервис mos.ru список сотрудников, отправленных на удалёнку. Но сервис как с утра отрубился, так до вечера и лежал (в народе это, кажется, называется «ушёл в отказ»). Заодно читал на форумах, что пишут по этому поводу неравнодушные люди. Оказалось, что по мнению юристов вся эта затея со списками, тем более с указаниями номеров телефона, не особо-то законна, хотя кто сейчас о таких мелочах думает, а зачем мэрии нужны эти данные толком никто не знает. Подозреваю, что и сама мэрия-то затруднится с ответом на такой вопрос, впрочем, брать штрафы с тех, кто списки не подаёт, они наверняка будут. Со штрафами у нас теперь полный порядок, и порой кажется, это единственное, с чем у нас порядок.

Вообще, есть такое чувство, что с осенней волной эпидемии власти справляются гораздо хуже, чем с весенней, и я, кажется, понимаю почему. Весной все решения властей были проникнуты одной стратегической идеей – предотвратить распространение заразы. Да, решения предпринимались порой не самые удачные, порой откровенно бестолковые, но они ложились в одну последовательность. А сейчас власти пытаются решить одновременно три задачи: остановить вирус, не допустить падения экономики и слупить побольше штрафов. Как не сложно заметить, эти задачи плохо друг с другом стыкуются, вот и наша бюрократическая система, не отличающаяся ни гибкостью, ни управленческими способностью мечется между трёх точек тяготения, генерируя в процессе беспомощные указы и требования.

Ещё заметно, что в отличие от весеннего карантина, сейчас нет даже намёка на поддержку бизнеса, наоборот, налоговая собирается участить проверки и выдаивать всё, что только можно и что нельзя. Про помощь людям, хотя бы в виде разового платежа семьям с детьми, тоже не слышно. Впрочем, понятно, что денег нет, вернее, доходов у бюджета нет, а резервный фонд ломится от запасов, но их, похоже, собираются тратить только в самом крайнем случае… хотя хочется спросить: если уж нынешний случай не считается крайним, наступления чего они ждут? Подозреваю, тут просто, что называется, жаба душит, ведь столько лет копили, как же их теперь просто так разбрасывать.

И что несколько удивляет в происходящем – летом на все лады твердили, что осенью неизбежно накатится вторая волна пандемии, так почему же, судя по нынешним действиям что московских, что федеральных властей, не было подготовлено никаких планов, никаких вариантов действия в зависимости от скорости распространения вируса. Видно, что решения принимаются импровизировано и нет никакой продуманной стратегии. То ли по-настоящему не верили во вторую волну, то ли расслабились за лето и махнули рукой на планы.